Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

Будда Ваджрадхара в Монголии

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-1-62-76

Полный текст:

Аннотация

Резюме: в статье рассматриваются значение, иконография и скульптурные образы Будды Ваджрадхары. Ваджрадхара – это символ дхармакайи, изначальный будда, первооснова всего пантеона Ваджраяны. Благодаря гению Дзанабазара (1635–1723), духовного лидера Монголии и великого скульптора, именно Адибудда Ваджрадхара стал главной святыней монгольского буддизма и оригинальным олицетворением страны. Автором публикации представлены разные скульптуры Ваджрадхары (одиночного и в союзе яб-юм), связанные с именем Ундэр-гэгэна Дзанабазара, из фондов монастырей и храмов, художественных музеев, а также малоизвестные образцы из частных коллекций Монголии.

Для цитирования:


Сыртыпова С.Д. Будда Ваджрадхара в Монголии. Ориенталистика. 2019;2(1):62-76. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-1-62-76

For citation:


Syrtypova S.D. Vajradhara Buddha in Mongolia. Orientalistica. 2019;2(1):62-76. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-1-62-76

Введение

Ваджрадхара и Пять Великих Татхагат, родоначальники пяти буддовых семейств, занимают центральное положение в творчестве Дзанабазара (1635-1723). Будда Ваджрадхара является главной святы­ней в крупнейших и важнейших буддийских центрах Монголии, в мона­стырях Гандан и Эрдэнэ-дзу (рис. 1а-б). Более того, Великие Татхагаты или, как их иногда называют, Пять Дхъяни Будд стали своего рода визит­ной карточкой не только творчества великого скульптора, но и буддизма Монголии в целом. Скульптуры Пяти Дхъяни Будд долгое время украша­ли алтарь в храме Чойжин-ламы (рис. 2), позднее четыре из них были переданы на экспозицию в Музей изобразительных искусств им. Дзанабазара, в настоящее время в храме-музее Чойжин-ламын сумэ остался только Ратнасамбхава [1]. Несколько сотен глиняных скульптур Дхъяни Будд было найдено при археологических раскопках в Сарьдагийн хийде, творческой цитадели Дзанабазара раннего периода (до 1686 г.) [2]. Это говорит о том, какое огромное значение придавал изначальным буд­дам молодой буддийский правитель при выборе дальнейшего духовного пути своего народа (рис. 3а-б). Дело в том, что образцы буддийского искусства Монголии XVII-XVIII вв. представляют других божеств, являют другие пропорции и иные идеалы, нежели те, что бытовали во времена монгольских завоеватель­ных походов XIII-XIV вв. Буддийское изобразительное искусство перио­да империи Юань (1271-1368) демонстрирует эстетические и иде­ологические предпочтения мон­гольской правящей знати, которая активно воспринимала и практико­вала учение и ритуалы Ваджраяны [3]. Там преобладали изображения божеств категории дхармапала - гневных хранителей религии. Для них характерны мощ­ные коренастые торсы, свирепые лики и позы стремительного тан­трического танца. Образы, создан­ные Дзанабазаром, имеют совер­шенно другой облик - это утончен­ные, прекрасноликие божества, сострадательно созерцающие мир сансары. Задан иной вектор духовного сосредоточения, главными объек­тами становятся бессмертные будды, воплощения пяти скандх. Остановимся подробнее на том, когда и как это началось.

 

Рис. 1. Ваджрадхара - главная святыня монастыря Гандан, г. Улан-Батор: а) общий вид на алтаре, б) вид без покрова. Дзанабазар, XVll в. [1, илл. 6, 7]

Fig. 1. Vajradhara, the main sculpture. The monastery of Gandan, Ulanbaatar a) General view, the altar; b) Vajradhara uncovered. Zanbazar (17th cent.) [1 ill. 6, 7]

 

 

Рис. 2. Пять Великих Татхагат (Дхъяни Будд) Дзанабазара в 70-х гг. ХХ в. находились в Чоижин-ламын сумэ, храме главного оракула Монголии, ныне четыре из них экспонируются в Музее изобразительных искусств им. Дзанабазара [4; 5]

Fig. 2. Tathagata Buddhas of Five Families (Dhyani Buddhas). In the 1970s were preserved in the Temple of Choijin-Lama, the Mongolia's Chief Oracle. Now four of them are exhibited to the public in the Zamzabar Art Museum [4; 5]

 

Из истории культа Ваджрадхары

Ваджрадхара (санскр.: vajradhara, тиб.: rdo rje 'chang, монг.: Очирдарь, Базардар, Доржчан, Очир баригч - букв. «Держатель ваджры») - это изна­чальный Будда или Ади-будда (санскр.: adibuddha, тиб.: thog ma'i sangs rgyas), глава Будд Пяти семейств (санскр.: panca kula tathάgatа, тиб.: sangs rgyas rigs lnga, монг.: Таван язгуурын бурхад), т.е. основа и начало всего пантеона божеств Ваджраяны. Ваджрадхара есть воплощение абсолютно­го ведения, а также проявление Будды Шакьямуни в момент проповеди тантрического учения. Обычная его форма - тело лазурно-синего цвета, с одной головой, двумя руками. Он может быть одиночным или яб-юм, то есть в союзе с тантрической супругой (санскр.: vajradhara upaya prajna; тиб.: rdo rje 'changyabyum; монг.: Очирдарь Юмын хамт). Его атрибуты - ваджра в правой руке и колокольчик в левой, которые он держит скре­щенными у груди руками (санскр.: vajrahumkara mudra), этот жест симво­лизирует единство искусного метода и мудрости, а также блаженства и пустоты. Ваджра (санскр.: vajra, тиб.: rdo rje, монг: ocir) - букв. «алмаз», «молния», в древности также метательное оружие для поражения врага на расстоянии - в буддизме символизирует нерушимое состояние изна­чальной природы ума, метод постижения пустотности, знак мужской природы. Колокольчик (санскр.: ghanta, тиб.: dril bu, монг.: qonq) - риту­альный инструмент, звук которого символизирует проповедь будды, сим­вол мудрости, интуитивного постижения истины, знак женской природы. Поза Ваджрадхары - ваджрапарьянка асана (санскр.: (vajraparyankasana), ноги скрещены, ступни обращены вверх и лежат на бедрах.

 

Рис. 3. Несколько сотен глиняных скульптур Великих Татхагат Пяти семейств было обнаружено при раскопках монастыря Сальдагийн хийд в горах Хэнтэя, местность Цагаан хот: а) в ходе раскопок [http://www.budda.mn/news/1907.html]; б) Пять Великих Татхагат. Глина, высота 15 см. Дзанабазар, 1654-1686 гг. На выставке в Музее этнографии Монголии, г. Улан-Батор, июль 2016 г. Фото автора

Fig. 3. Several hundreds of the Tathagata Buddhas of Five Families were discovered at the archaeological excavations of the Saridagiyn hiyd monastery (Hentay mountains, Tsagaan-hot area): a) General view of the site [http://www.budda.mn/news/1907.html]; b) Tathagata Buddhas of Five Families by Zanabazar. Height 15 cm. The Exhibition in the Mongolian Museum of ethnography, Ulaanbaatar, July 2016. (Photo: S. Kh. Syrtypova)

 

Известные ученые, венгр Александр Чома де Кёрёши и индус Бенойтош Бхаттачарья [6, p. 57 ff; 7, p. 42-43], полагали, что концепция и структура пантеона Ваджраяны, в котором Ваджрадхара является Ади- буддой, изначальным монотеистическим божеством, воплощением пустотности-шуньи (санскр.: sunya, тиб.: stong pa; монг.: qoyosun), возник­ла в среде университета Наланда в начале Х в. Впоследствии стали возни­кать многочисленные образы Ваджрадхары в других школах. Авторы апеллировали к тексту Калачакра тантры, в котором, считается, Ади- будда впервые был описан. Зарождение Калачакра тантры датируется примерно этим же временем, т.е. X - началом XI в. Столь поздний период датировки ученые объясняли отсутствием сохранившихся изображений глав пяти буддовых семейств. Однако есть еще один источник, это Гухъясамаджа тантра, где главными персонажами являются Пять будд, родоначальники пяти семейств буддийских божеств. Концепция Гухьясамаджа тантры представлена объемно, в виде мандалы, на которой в секторах по направлениям света располагаются татхагата будды - главы семейств, происходящие от Ваджрадхары, с их мантрами, ассоции­рованными с цветами, супругами, спутниками бодхисаттвами, храните­лями на вратах и т.д. Относительно времени появления «тантры тантр» Гухьясамаджи исследователи расходятся во мнениях. Алекс Вайман дати­рует появление текста Гухъясамаджа тантры (санскр.: Guhyasamaja tantra, тиб.: bSangs 'dus) IV-V вв. [8, 9]. Б. Бхаттачарья [7] и Р. С. Гупте [10, p. 108] относили ее зарождение к III в. н.э., а известный российский буддолог В. П. Андросов убеждает нас, что это произошло в VIII в. [11, с. 434-438.].

Несмотря на то что божества грузных комплекций доминировали в культовом искусстве юаньской эпохи, есть достаточно образцов того времени, представляющих Пять Великих Татхагат, например - на танкга тангутского и монгольского периодов из Хара-Хото, знаменитого горо­да-оазиса, затерянного в песках Гоби и Алашани. Город был последним плацдармом монгольской империи Юань после изгнания Тогон-Тэмура из Пекина и охранялся местными подразделениями торгутов, т.е. ойратов. В 1372 г. китайские войска разрушили Хара-Хото после длительной осады, отведя русло реки Эдзин-гол на 30 км к западу от города. Перед отступлением монголы замуровали буддийские святыни в субурганах города; частично они были вывезены экспедицией П. К. Козлова 1907-1909 гг. и хранятся ныне в Санкт-Петербурге, в Государственном Эрмитаже [12; 13]. Богатая коллекция живописных полотен исследова­на и опубликована К.Ф. Самосюк [15]. На многих тангка из Хара-Хото присутствуют Пять Великих Татхагат, они располагаются в верхнем ряду, например на таких тангка, как Алмазопрестольный Будда (кат. 71, 72, 74) [15], Одиннадцатиликий бодхисаттва Авалокитещвара (кат. 112) [15], на гобелене Зеленая Тара (кат. 121), Самвара яб-юм (кат. 133) [15]. Некоторые из хара-хотоских тангка XII-XIV вв. имеют явно монгольское происхождение, в частности Ачала (кат. 158), Курукулла (кат. 168) [15]. Широко представленные пять родоначальников буддовых семейств логически предполагают существование их единого генезиса, дхарма- кайи, персонификацией коей является Ваджрадхара. Таким образом, мы видим, что традиция изображения Пяти Великих Татхагат, или Дхъяни Будд, в Монголии существовала до времен Дзанабазара, и, вероятно, их образцы присутствовали не только на хара-хотоских алтарях. Несомненно также, что Дзанабазар как буддист и художник был знаком с этими обра­зами. Но он поднял качество их изображения на небывалую высоту мастерства и сконцентрировал все внимание именно на них, как на пер­воисточниках тантрического пантеона.

Ваджрадхара в исполнении Дзанабазара (1635-1723)

Будда Ваджрадхара входит в список работ Джебзундамба-хутухты Ундэр-гэгэна Дзанабазара первого порядка, то есть в число тех работ, которые были выполнены лично им от начала до заключительных эта­пов. Сюда должна быть отнесена скульптура одиночного Ваджрадхары, находящаяся на хранении в монастыре Гандан (высота скульптуры 72 см, радиус постамента более 40 см.) [1; 16]. Изображен Ваджрадхара в форме самбхогакайя (санскр.: sambhogakaya, тиб.: longs ku) - теле бла­женства, т.е. в том облике, как его видят опытные йогины: он облачен в царственные одеяния бодхисаттв с восемью украшениями, из-за чего в таком образе его иногда называют коронованным. Характерная осо­бенность скульптуры, придающая ему невероятную живость и дина­мизм, - легкий наклон головы и едва заметный изгиб туловища вправо. Этим Ваджрадхара отличается от Пяти Великих Татхагат, которые воссе­дают в абсолютно симметричном равновесии.

В Гандане также находится большая, более 70 см высотой, скульп­тура Ваджрадхары яб-юм, т.е. в союзе с его духовной супругой, боги­ней Праджняпарамитой (рис. 4). Похожие, но не идентичные данному образу скульптуры Ваджрадхары яб-юм есть в храмах монастыря Эрдэнэ-дзу, в Хархорине. Это Ваджрадхара яб-юм с размерами: высота 22 см, диаметр постамента 14 см; Ваджрадхара яб-юм с размерами: высота 18 см, диаметр лотосового постамента 12 см. Еще одна подобная скульптура есть в Венгрии, в Будапеште, в Музее искусства Восточной Азии им. Ференца Хоппа.

 

Рис. 4. Скульптура Будды Ваджрадхары яб-юм. Монастырь Гандан, г. Улан-Батор: а) вид спереди, б) вид справа. Мастер Дзанабазар, XVll в., Монголия [17, илл. 62, 63]

Fig. 4. Buddha Vajradhara inyam-yub unity. The monastery of Gandan, Ulaanbaatar: a) Frontal view; b) View from the right. Zanabazar (17th cent.) [17, ill. 62, 63]

 

Есть также некоторое количество малоизвестных скульптур Ваджрадхары в частных собраниях монгольских коллекционеров, а также фондах музеев. Они небольшого размера, но неповторимый почерк великого мастера не оставляет сомнений, что моделировка была осуществлена Дзанабазаром. Как правило, Дзанабазар никогда не делал точных копий своих работ, каждое его изделие имело свои неповтори­мые особенности и характер. Представляем подробное описание двух скульптур из коллекции А. Алтангэрэла.

Скульптура Ваджрадхары

Будда Ваджрадхара в облике юного принца, сидит в ваджрной позе (vajmsana). Его стройный стан слегка изогнут вправо, руки на уровне груди держат скрещенные ваджру и колокольчик [16; 18]. Синие волосы убраны в высокий узел джату - прическу бодхисаттв, которая увенчана драгоценностью на четырехлепестковом основании. Длинные локоны спускаются по предплечьям почти до уровня локтей. Корона пятичаст­ная со скругленным силуэтом, архитектоникой напоминает монгольскую шапочку тоорцог. Завязки короны, шелковые ленты, струятся сзади за ушами, над ними узелки, оформленные как венчики цветов.

 

Рис. 5. Скульптура Ваджрадхары. Бронза, литье. Высота 18 см., ширина постамента 13,5 см. XV11-XV111 вв. Монголия, частная коллекция: а) общий вид спереди, б) вид сзади, в) вид снизу, донышко с печатью, г) асана и мудра Ваджрасаттвы. Фото автора

Fig. 5. Sculpture of Vajradhara. Bronze, casting. Height 18 cm, width of the base 13,5 cm. 17th-18th cent. Mongolia, from a private collection: a) General frontal view; b) view from the back; c) Base from below, the seal; d) Vajrasattvas asana and mudra. (Photo: S.-Kh. Syrtypova)

Нагрудное ожерелье с подвеской в виде виноградной грозди с круп­ными ягодами, в месте соединения с ожерельем - многолепестковые розетки. Длинный шарфуттара лежит красивой драпировкой на спине и стекает по плечам на бедра божества. Длинные жемчужные бусы свиса­ют до самых ног. Края дхоти украшены гравировкой с цветочным орна­ментом из простых 5-6-лепестковых венчиков. Браслеты на запястьях, предплечьях и лодыжках. На бедрах пояс со свисающими гирляндами, бусины которых отчетливо объемны и округлы. Шелковый шарф мягки­ми драпировками лежит на спине, плечах и спускается по рукам на бедра. Скульптура покрыта горячей позолотой замечательно теплого желтого оттенка. Брови и глаза подчеркнуты пигментом черного и белого цветов, губы красного, волосы синего цвета.

Данный образ Ваджрадхары покоряет обаянием чистой юной красо­ты, щечки божества по-детски округлы, гладкая полировка поверхности фигуры передает чистоту и упругость нежного молодого тела. На лице и шее скульптуры сохранились следы холодной позолоты, матовость которой реалистично имитирует человеческую кожу. Лотос треугольной формы, высокий, двойной. Его симметричные лепестки выглядят туги­ми и сочными. Верхний край постамента окантован так называемой жемчужной нитью. Каждый выступ каждого элемента скульптуры тща­тельно обработан, оточен слово галька, сотни лет полированная водой. Сокровищница - шунг (тиб.: gzungs gzhigs) сохранена. Гравированная печать на крышке донышка в виде нацагдоржа покрыта позолотой.

Скульптура Ваджрадхара яб-юм (в единении с духовной супругой)

Скульптура изображает Будду Ваджрадхару в объятиях с духовной супругой [15, илл. 36; 17, илл. 128]. Символизирует единство искусного метода и мудрости, результатом чего становится постижение абсолют­ной истины или состояние пробужденного сознания - будда. При этом метод (упайя) - это отец (яб), а мудрость (праджня) - это мать (юл) состояния просветления. Молодой прекрасный принц сидит в ваджрной позе (vajraparyankasana), обнимая юм, в скрещенных руках за ее спиной держит ваджр и колокольчик (рис. 6а). Высокая ушниша увенчана драго­ценностью. Синие локоны спускаются по предплечьям. Корона пятиле­пестковая, ее шелковые ленты завязаны за ушами красивым бантом. Края дхоти украшены гравировкой с цветочным орнаментом из простых многолепестковых венчиков. Браслеты на запястьях, предплечьях и лодыжках украшены гроздями из трех шариков. На бедрах пояс с гир­ляндами из объемных бусин. Мягкие волны шелкового шарфа образуют пелерину на спине и стекают по плечам на бедра. Юм, Праджняпарамита, нежно обнимает супруга за шею, держа в правой руке ваджрный нож-ти-гук над чашей-габалой, которую она держит в левой руке. На ней царское одеяние: корона с пятью лепестками, украшенными драгоценностями, большие серьги в ушах, юбка с цветочным узором-бордюром, браслеты на запястьях, предплечьях и щиколотках. Пояс украшен гирляндами сви­сающих бус. Складки дхоти Ваджрасаттвы лежат симметричными волна­ми спереди на лунном диске (рис. 6б).

 

Рис. 6. Скульптура Будды Ваджрадхары яб-юм. Бронза, литье. Высота 21 см, диаметр лотоса 15 см, высота 6 см. XV11-XV111 в. Монголия, частная коллекция: а) общий вид, б) вид сверху, в) вид спереди, г) донышко лотосового трона с печатью. Фото автора

Fig. 6. Buddha Vajradhara inyab-yum unity. Bronze casting. Height 21 cm. The diameter of the lotus 15 cm. Height (of the lotus) 6 cm. 17th-18th cent. Mongolia, from a private collection: a) General frontal view; b) view from above; b) front view; c) Lotus base from below, the seal. (Photo: S.-Kh. Syrtypova)

Лотос круглый, шарообразный, в натуралистичной форме семенной коробочки созревшего цветка. Размер постамента относительно скульп­туры довольно большой, занимает почти треть высоты, он намного шире скульптуры. Фестончатые лепестки лотоса образуют два асимме­тричных ряда по 8 штук в каждом. Верхний и нижний края лотоса окру­жены жемчужной нитью. Сокровищница - шунг (тиб.: gzungs gzhigs) сохранена. На крышке дна гравированная печать в виде нацагдоржа без позолоты (рис. 6г).

Скульптурную композицию характеризуют мягкие сглаженные формы, чистота и замкнутость линий, реалистичный характер изобра­жения, свойственные работам Дзанабазара. Божества имеют красивые, стройные, пропорциональные тела с тонкими талиями и широкими пле­чами. У них красивые одухотворенные лица с правильными, точеными чертами, носы с едва уловимой «дзанабазаровской» горбинкой, малень­кие мягкие кисти рук и небольшие ступни ног.

Прически божеств, как обычно у Дзанабазара: волосы разделены на три части, две пряди свисают от висков, третья отпущена сзади, на спине до поверхности трона. Это напоминает прическу средневековых монголов, неоднократно описанную иностранными путешественниками XIII-XIV вв.

Базовые элементы декора и все детали скульптуры, как всегда, просты и элегантны, они слагаются из традиционных для монгольской изобрази­тельности кругов, колец, спиралей, шаров и их бесконечных сочетаний.

Легенда об автопортрете Дзанабазара в облике Ваджрадхары

Почитание монголами Будды Ваджрадхары, ставшее краеугольной традицией со времен Дзанабазара, сопровождается легендой. Великий наставник как истинный буддист, памятуя о временности своего пребы­вания в физическом теле Первого Богдо-гэгэна и заботясь о своих учени­ках, которые останутся после его кончины без поводыря, создал для их утешения и медитации Гуру йоги свой автопортрет в облике Ваджрадхары. Именно поэтому Будда Ваджрадхара является главной святыней мона­стыря Гандан в Улан-Баторе. Дзанабазар, как и многие великие художни­ки, не однажды писал и ваял свои автопортреты, и эта тема заслуживает отдельного внимания. Его небольшие автопортреты на живописных работах можно воспринимать как своеобразные автографы. Как прави­ло, он изображен на них в иконографии Будды Ваджрасаттвы, таковы же и многочисленные его образы в зрелом возрасте, в которых он узнаваем благодаря индивидуальным чертам головы и лица: залысины на круп­ном черепе и ямочки легкой улыбки на щеках. Однако есть его скульпту­ра, отмеченная потрясающим мастерством исполнения и представляю­щая Дзанабазара в облике нирманакая Вадрадхары. Нирманакая - это форма, в которой будда является ученикам в обыденном, зримом теле. Он изображен в монашеской одежде и шапке традиции гелукпа (рис. 7а-в).

 

Рис. 7. Автопортрет Дзанабазара в облике Ваджрадхары: а) общий вид, б) вид снизу, печать нацагдорж на донышке, в) фрагмент: мудра Ваджрадхары. Аукцион Cina Guardian, Aurum 2016 [19]

Fig. 7. The Dzanabazar's self portrait in the Vajradhara's image; a) General view, b) from below: the natzagdorj seal on the bottom, c) Vajradhara's mudra. Cina Guardian Auction, Aurum 2016 [19]

 

Это произведение было продано под лотом «Скульптура Дзанабазара (1635-1723) “Лама”» на одном из крупнейших аукционов в Китае, China Guardian, в 2016 г. Золоченая бронза невероятно реалистично передает огромную духовную силу молодого монаха, полного клокочущей жизни и физически осязаемой красоты, сумевшего превратить эту бушующую энергию в трансцендентный прорыв к недвойственности шуньяты.

Выводы

Будда Ваджрадхара является наиболее рафинированным и фило­софски насыщенным понятием в буддизме Ваджраяны, так как персо­нифицирует изначальное абсолютное качество - пустотность, недвой- ственность и потенциальность. Исторические следы существования культа Ваджрадхары связываются с появлением текстов Калачакра тантры (X в.) и Гухьясамаджа тантры (III-VIII вв.). Наиболее ранние из известных на сегодняшний день образов коренных татхагата будд, непосредственно связанных с культом Ваджрадхары, отмечаются у монголов с XIII-XIV вв. Однако наибольший расцвет культ получил с конца XVII в. именно благодаря визуальной проповеди Дзанабазара. Ваджрадхара и поныне остается главной буддийской святыней Монголии. Как показывает практика, нередки случаи, когда объекты творческого наследия Дзанабазара находятся во владении частных лиц, на алтарях верующих и в коллекциях собирателей антиквариата, оставаясь скрытыми от общественности и научного анализа. Задачей исследователей остается их выявление с целью дальнейшего изучения буддизма и обогащения фонда культурного наследия Монголии.

Об авторе

С.-Х. Д. Сыртыпова
Институт востоковедения РАН
Россия

Сыртыпова Сурун-Ханда Дашинимаевна, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник



Список литературы

1. Цултэм Н. Выдающийся монгольский скульптор Дзанабадзар. Улан-Батор: Госиздательство; 1982.

2. Чулуун С. Номын их хурээг нээсэн нь – Сарьдагийн хийдийн судалгаа = Об обнаружении великого храма учения – Исследование монастыря Сарьдагийн хийд. Улаанбаатар; 2015. (На монг. яз.)

3. Сыртыпова С.-Х.Д. Внедрение эстетики монгольских кочевников в буддийское изобразительное искусство в эпоху Юань. В:Кобзев А.И.(ред.) Общество и государство в Китае. Ученые записки отдела Китая. М.: ИВ РАН; 2017. Т. 47, ч. 1. С. 575–601.

4. Очирдар нандин шүтээн = Ваджрадхара – сокровенная святыня. Режим доступа: http://www.budda.mn/news/1455.html (На монг. яз.)

5. Өндөр гэгээний урласан бурхад олджээ = Найдены будды, выполненные УндэрГэгэном. Режим доступа: http://www.budda.mn/news/1907.html (На монг. яз.)

6. Csoma de Kőrösi A. Note on the Origin of the Kāla-Chakra and Adi-Buddha Systems. Journal of the Asiatic Society of Bengal. 1833;2(14):57–59.

7. Bhattacharyya B. The Indian Buddhist Iconography. Calcutta; 1958.

8. Wayman A. Early Literary History of the Buddhist Tantras, especially the Guhyasamāja-Tantra. Annals. Bhandarkar Oriental Research Institute. 1968;48–49:99–110.

9. Wayman A. The Buddhist Tantras: Light on Indo-Tibetan Esotericism. New York; 1973.

10. Gupte R. S. Iconography of the Hindus, Buddhists and Jains. Bombey; 1972.

11. Андросов В. П. Очерки изучения Древней Индии. М.: Наука; Восточная литература; 2019.

12. Козлов П. К. Монголия и Амдо и мертвый город Хара-Хото. Экспедиция Русского географического общества в Нагорной Азии. 1907–1909 гг. М.: ОГИЗ; 1923.

13. Шифрин М. Е. Хара-Хото – мое открытие, мое фактическое завоевание для науки. Вокруг света. 2013;(2):116–125. Режим доступа: http://www.rgo-sib. ru/science/442.htm

14. Ольденбург С. В. Материалы по буддийской иконографии Хара-Хото. СПб.; 1914.

15. Самосюк К. Ф. Каталог коллекции живописи из Хара-Хото XII–XIV вв. СПб.; 2006.

16. Desroches J.-P., Legrand J., André G. Trésors du bouddhisme au pays de Gengis Khan. Silvana Editoriale; 2009.

17. Цултэм Н. Искусство Монголии с древнейших времен до начала XX века. М.: Изобразительное искусство; 1984.

18. Монгол урлагийн унэт бутэлууд = Сокровища монгольского искусства. Улаанбаатар; 2005. (На монг. яз.)

19. The First Jebtsundamba Khutughtu. Cina Guardian Auction. 2016.


Для цитирования:


Сыртыпова С.Д. Будда Ваджрадхара в Монголии. Ориенталистика. 2019;2(1):62-76. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-1-62-76

For citation:


Syrtypova S.D. Vajradhara Buddha in Mongolia. Orientalistica. 2019;2(1):62-76. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-1-62-76

Просмотров: 271


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-7043 (Print)