Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

Коптские папирусы из собрания Музея истории Пермского университета

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-4-823-841

Полный текст:

Аннотация

Статья предлагает на суд читателя editio princeps коптских рукописей из коллекции Александра Александровича Пальникова (1857–1917), ныне входящих в собрание Музея истории Пермского университета. Все рукописи написаны на папирусе и датируются второй половиной I тыс. н. э. Всего Пермское собрание насчитывает двадцать пять фрагментов с текстом на коптском языке, которые относятся к десяти различным рукописям. Две рукописи, по всей видимости, литературного содержания, все остальные представляют собой документы. Транскрипция коптского текста сопровождается русским переводом и папирологическим комментарием.

Для цитирования:


Мирошников И.Ю. Коптские папирусы из собрания Музея истории Пермского университета. Ориенталистика. 2021;4(4):823-841. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-4-823-841

For citation:


Miroshnikov I.Yu. Coptic Papyri of the University History Museum of Perm State University. Orientalistica. 2021;4(4):823-841. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-4-823-841

В случае возникновения разночтений в тексте или расхождений в форматировании между pdf-версией статьи и её html-версией приоритет отдаётся pdf-версии.

In case of any discrepancies in a text or the differences in its layout between the pdf-version of an article and its html-version the priority is given to the pdf-version.

Введение

Среди египетских древностей, принадлежащих собранию Музея истории Пермского университета, важную часть представляют фрагменты рукописей на папирусе. Эти папирусы содержат тексты на древнеегипетском, греческом, коптском и арабском языках; все они до сих пор не изданы. Настоящая публикация призвана хотя бы отчасти устранить это упущение и предлагает на суд читателя editio princeps десяти папирусов на коптском языке из Пермского собрания.

Коптские папирусы относятся к единицам хранения, имеющим следующие номера в книге поступлений Музея истории Пермского университета (далее – МИПУ КП): 350/74, 350/75, 350/77, 350/79, 350/82, 350/83, 350/382. Пять единиц хранения (МИПУ КП 350/74, 350/75, 350/79, 350/82, 350/382) представляют собой помещенную под стекло бумажную подложку с наклеенными на нее папирусными фрагментами. В единицах хранения МИПУ КП 350/77 и 350/83 фрагменты помещены между двумя стеклами. Во всех шести случаях в одну единицу хранения входят фрагменты нескольких различных рукописей; в единицах хранения МИПУ КП 350/74, 350/82 и 350/83 коптские фрагменты соседствуют с фрагментами рукописей на греческом языке; в МИПУ КП 350/75 коптский текст соседствует с демотическим.

Шесть из семи единиц хранения (МИПУ КП 350/74, 350/75, 350/77, 350/79, 350/82 и 350/382) происходят из коллекции генерал-майора А. А. Пальникова (1857–1917)1. Все они, согласно рукописному каталогу, написанному самим Пальниковым в 1908–1909 гг., были подарены ему Б. А. Тураевым (1868–1920)2. В каталоге Пальникова эти единицы хранения пронумерованы 370, 376, 374, 372, 371 и 369 соответственно. Происхождение МИПУ КП 350/83 в точности неизвестно. В инвентарной книге Музея древностей и изящных искусств Пермского университета, составленной в 1916–1925 гг., указано, что эта единица хранения также происходит из коллекции Пальникова. Сходным образом надпись на бумажной этикетке, приклеенной к МИПУ КП 350/83, гласит: «А. Пальников». Впрочем, в каталоге Пальникова эта единица хранения упомянута только в двух приписках, сделанных на последнем листе, причем в обоих случаях рука отлична от пальниковской. Соответственно, возможны два объяснения: либо единица хранения МИПУ КП 350/83 действительно принадлежала Пальникову, но стала частью его коллекции уже после составления каталога, либо же она происходит из другой коллекции, а приписки, сделанные кем-то в каталоге Пальникова, были впоследствии неверно истолкованы составителями инвентарной книги.

К сожалению, неизвестно, кем и где были найдены эти папирусы. Неизвестно также, когда и при каких обстоятельствах Тураев приобрел фрагменты, впоследствии подаренные им Пальникову. Точная датировка папирусов также представляется невозможной, хотя почти наверняка все они были написаны во второй половине I тыс. н. э. [1, с. 37].

Материалы исследования

В предлагаемом на суд читателя исследовании коптские папирусы пронумерованы 1–10. В соответствии с установившейся практикой обозначения опубликованных документов на папирусе я предлагаю в дальнейшем обозначать коптскую часть Пермского папирусного собрания сиглой P. PermCopt. В данной ниже таблице приведены соответствия между моей нумерацией коптских папирусов и музейными номерами (а также устаревшими номерами по каталогу Пальникова и инвентарной книге 1916–1925 гг.).

Таблица

В транскрипции коптского текста я следую принципам словоделения, предложенным В. Тиллем [3]. В тех случаях, когда это возможно, за транскрипцией следует русский перевод идентифицированных мной коптских слов и фраз.

1. Текст документального содержания (рис. 1)

От папируса остались четыре фрагмента разного размера (55×32 [a], 11×8 [b], 11×21 [c] и 36×22 [d] мм). Текст написан поперек волокон. На обратной стороне текст, по всей видимости, отсутствует. Хотя фрагменты расположены на бумажной подложке на небольшом расстоянии друг от друга, в действительности они могут быть соединены. Поскольку ни один из первоначальных краев документа не сохранился, определить, сколько строк утеряно в начале и в конце, не представляется возможным. Длина лакун слева и справа также неизвестна.

Рис. 1. МИПУ КП 350/382. P. PermCopt. 1 (четыре фрагмента справа) и P. PermCopt. 2 (два фрагмента слева)
Fig. 1. P. PermCopt. 1 (four fragments on the right) and P. PermCopt. 2 (two fragments on the left)

Текст написан на саидском диалекте коптского языка. Редуцированный гласный звук /ə/ (шва) может передаваться как диакритической чертой, так и буквой ⲉ. Соответственно, генитивная морфема /ən/ записана как ⲛ̄-, в то время как /ər/, предыменная форма глагола ⲉⲓⲣⲉ («делать»), записана как ⲉⲣ-. Дважды (строки 2 и 5) над буквой ⲓ находится трема (ⲓ̈); в одном случае (строка 6) над ⲓ помещен циркумфлекс (ⲓ̈).

Транскрипция коптского текста

Комментарий

1. В коптских документальных текстах встречаются три слова, начинающиеся на ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙ- (все три заимствованы из греческого): глагол ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲉⲓ (от греч. οἰκονομεῖν – «управлять», «распоряжаться») и существительные ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲟⲥ (от греч. οἰκονόμος – «иконом») и ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲓⲁ (от греч. οἰκονομία – «управление»). Все три термина могут использоваться в связи с финансово-хозяйственной деятельностью при монастыре, причем, как отмечает У. Крам ([4, с. XIX]; см. также: [5, с. 34]), термин ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲟⲥ не только означает служителя при церкви или монастыре, ответственного за соответствующие операции, но также может быть синонимом термина ⲡⲣⲟⲉⲥⲧⲱⲥ (от греч. προεστώς – «настоятель», «игумен»). Буква ⲕ, предшествующая ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙ[ в рукописи, почти наверняка является местоименным формантом второго лица мужского рода единственного числа. В случае, если слово, окончание которого утрачено, было существительным, ему должен был предшествовать притяжательный артикль; текст строки можно восстановить следующими способами: ⲡⲉ]ⲕⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙ[ⲟⲥ («твой иконом»), ⲛⲉ]ⲕⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙ[ⲟⲥ («твои икономы»), ⲧⲉ]ⲕⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙ[ⲓⲁ («твое управление»). Хотя с точки зрения коптской грамматики все три варианта восстановления допустимы (грамматически допустим также и вариант ⲛⲉ]ⲕⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙ[ⲓⲁ, но слово ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲓⲁ не встречается во множественном числе), ни один из них не представляется вероятным. Насколько я могу судить, во всех тех немногих случаях, когда существительным ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲟⲥ и ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲓⲁ в документах предшествует притяжательный артикль, этот артикль стоит в третьем лице единственного числа и отсылает к слову «монастырь»; например: ⲛϥⲉⲅⲱⲛⲟⲙⲟⲥ ⲁⲩⲱ ⲛϥⲡⲣⲱⲉⲓⲥⲧⲱⲥ ⲛⲁⲓ ⲉⲧϣⲟⲟⲡ ⲛϩⲏⲧϥ ⲧⲉⲛⲟⲩ ϩⲛ ⲧⲉϥⲉⲅⲱⲛⲟⲙⲓⲁ – «его [монастыря] икономы и его настоятели, занятые ныне в нем его [монастыря] управлением» (P. KRU 92, 6–7 [6, с. 292]). Случаи, в которых притяжательный артикль стоял бы во втором лице, мне неизвестны. Что же до глагола ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲉⲓ, то он, естественно, довольно часто употребляется во втором лице как единственного, так и множественного числа, например: ⲛⲧⲉⲧⲛⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲉⲓ ⲙⲙⲟⲥ, «и вы будете распоряжаться ею [комнатой]» (P. CLT 7, 29 [7, с. 66]). По этой причине мне представляется возможным восстановить утраченное глагольное окончание: ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙ]ⲉⲓ; впрочем, вариант написания ⲟⲓⲕⲟⲛⲟⲙⲓ тоже засвидетельствован в документах (см.: [8, с. 562–563]).

2. Слову ⲟ]ⲩⲁⲁⲃ («святой») в рукописи должен был предшествовать относительный конвертер ⲉⲧ- («который»). Относительному конвертеру, в свою очередь, почти наверняка предшествовали определенный артикль единственного числа и существительное со значением «монастырь»: ⲡⲙⲟⲛⲁⲥⲧⲏⲣⲓⲟⲛ (от греч. μοναστήριον) или ⲡⲧⲟⲡⲟⲥ (от греч. τόπος – дословно «место»); ср.: ⲡⲙⲟⲛⲁⲥⲧⲏⲣⲓⲟⲛ ⲉⲧ[ⲟ]ⲩⲁⲁⲃ ⲛ̄ⲁⲡⲁ ⲓⲉⲣⲏⲙⲓⲁⲥ – «святой монастырь аввы Иеремии» (CPR IV 146, 1–2 [9, с. 133]) и ⲡⲧⲟⲡⲟⲥ ⲉⲧⲟⲩⲁⲁⲃ ⲛⲁⲡⲁ ⲫⲟⲓⲃⲁⲙⲙⲱⲛ – «святой монастырь аввы Фивамона» (P. KRU 95, 9 [6, с. 300]). В рукописи, таким образом, упомянут «святой [монастырь] аввы Иоанна». Хотя идентифицировать этот монастырь с точностью вряд ли возможно, стоит отметить, что идентичная фраза встречается в папирусном документе из частного собрания «Илвес» (Хельсинки, Финляндия; об этом собрании см.: [10]). По всей видимости, документ представляет собой записку, в которой монашеская братия выражает признательность неназванному святому за оказанные им благодеяния. Текст записки звучит следующим образом: ⲡⲛⲁ ⲛⲧⲁⲕⲁⲁϥ ⲙⲛ ⲛⲉⲕϣⲏⲣⲉ ⲙⲙⲟⲛⲁⲭⲟⲥ ⲙⲡⲙⲟⲛ(ⲁⲥ)ⲧ(ⲏⲣⲓⲟⲛ) ⲉⲧⲟⲩⲁⲁⲃ ⲛⲛⲁⲡⲁ ⲓ̈ⲱϩⲁⲛⲛⲏⲥ – «Милость, которую ты оказал (или, если это перфект II: милость ты оказал) твоим сынам-монахам из святого монастыря аввы Иоанна». В готовящемся издании этого папируса [11] я отмечаю, что с палеографической точки зрения его письмо сопоставимо с документами, созданными в VIII в. н. э. в Среднем Египте. Это позволяет отождествить упомянутый в тексте монастырь либо с монастырем, находившимся на юго-востоке от Антинополя (араб. Dayr Abū Ḥinnis; см.:[12, с. 577–585]), либо с монастырем, располагавшимся в пустыне рядом с Ликополем (араб. Dayr Yuḥannis al-Qaṣīr; см.: [12, с. 829–833]). Вероятно, в пермском папирусе также упомянут один из этих двух монастырей.

3. От букв, следующих за ⲛⲁ, осталась лишь их нижняя часть, поэтому достоверно их идентифицировать невозможно. Однако, поскольку расстояние между диагональной чертой альфы и нижним кончиком следующей за ней буквы является довольно большим, представляется вероятным, что за альфой следовала буква ϥ, изогнутая часть которой располагалась слева от вертикальной черты и теперь полностью утрачена. Таким образом, текст, по всей видимости, содержал предлог косвенного дополнения ⲛ-, ⲛⲁ⸗ и местоименный суффикс мужского рода третьего лица единственного числа («ему»). Следующая за ⲛⲁϥ ̣ буква, вероятнее всего, или ⲡ, или ⲛ; следующая буква – ⲉ, ⲟ, или ⲱ.

4. Поскольку от буквы, предшествовавшей в рукописи префиксу ⲛⲧⲁ̄ - (относительный перфект или перфект II), сохранилась правая вертикальная черта, ею может быть только ⲏ, ⲓ, ⲙ, ⲛ или ϥ. Фраза ⲡⲁⲉⲓⲱ]ⲧ («мой отец») может быть употреблена как в буквальном (кровный родственник), так и в переносном смысле как почтительное обозначение духовных лиц и монахов. Любопытно, что, как отмечают А. Будор и Ш. Эртель [13, с. 17], в коптских документах из архива Франге фразы «мой отец» и «мой брат» часто синонимичны и взаимозаменяемы, например: ⲡⲁⲙⲉⲣⲓⲧ ⲛⲥⲟⲛ ⲡⲁⲓⲱⲧ ϥⲣⲁⲛⲅⲓ – «мой возлюбленный брат, мой отец Франге» (O. Frangé 319, 2–3 [13, с. 220]).

5. Префиксу ⲁⲓ̈- в рукописи, скорее всего, предшествует слово ⲟⲩⲱⲧ («единственный», «один и тот же»). Фразу ⲁⲓ̈ⲉⲣ ϣⲁ можно перевести как «я отпраздновал»; впрочем, представляется более вероятным, что ϣⲁ[ – только начало слова, окончание которого утеряно из-за лакуны (например, ⲁⲓ̈ⲉⲣ ϣⲁ[ϥⲧⲉ] – «я поступил нечестиво»).

6. Буквой, предшествующей глаголу ⲉⲓ («входить»), может быть только либо ⲁ, либо ⲗ.

7. Буквой, следующей за ⲉ, может быть либо ⲓ, либо ⲣ.

8. Если мною верно прочитаны буквы ⲛⲁ, можно с большой осторожностью предположить, что перед нами – показатель будущего I.

2. Текст документального содержания (рис. 1)

От папируса сохранились два фрагмента (34×25 [a] и 16×20 [b] мм). Текст написан вдоль волокон. На обратной стороне текст, по всей видимости, отсутствует. Хотя фрагменты расположены на бумажной подложке на небольшом расстоянии друг от друга, в действительности они могут быть соединены. Сохранился только левый край документа. Определить, сколько строк утеряно в начале и в конце, не представляется возможным. Длина лакуны справа также неизвестна.

Рис. 1. МИПУ КП 350/382. P. PermCopt. 1 (четыре фрагмента справа) и P. PermCopt. 2 (два фрагмента слева)
Fig. 1. P. PermCopt. 1 (four fragments on the right) and P. PermCopt. 2 (two fragments on the left)

По всей вероятности, текст написан на саидском диалекте. Из-за того, что от документа сохранилась лишь незначительная часть, с достоверностью можно идентифицировать только несколько морфем (см. комментарий). Дважды в рукописи редуцированный гласный звук /ə/ передан при помощи диакритической черты, причем в одном случае черта расположена над слоговой согласной (ⲛ̄), а в другом – между двумя согласными, образующими один слог (ϩⲛ︥). Дважды (строки 5 и 6) над гласной находится циркумфлекс; в одном случае (строка 3) над ⲓ помещена трема.

Транскрипция коптского текста

Комментарий

2. В начале строки, вероятнее всего, находится притяжательный артикль с местоименным формантом второго лица единственного числа мужского рода ⲛⲉⲕ- («твои»).

3. Слово ⲉⲓ̈ⲧⲉ в начале строки можно истолковать как греческий союз εἴτε («или»).

4. Горизонтальная черта над ⲙⲟ может означать, что перед нами сокращение (см., например, SB Kopt. I 298, 5 [14, с. 114], где под ⲡⲙⲟ подразумевается ⲡⲙⲟⲛⲁⲥⲧⲏⲣⲓⲟⲛ).

5. По всей видимости, ⲉ- в начале строки является обстоятельственным конвертером, за которым следуют преформатив личного местоимения третьего лица единственного числа мужского рода и статив глагола ⲉⲓⲣⲉ («делать»), т. е. «будучи».

6. В начале строки, скорее всего, написан глагол ⲉⲓⲛⲉ ̣ («приносить»).

7. Писец первоначально написал в начале строки другую букву, а потом исправил ее на ϩ. Первое слово этой строки, по всей видимости, является предлогом ϩⲛ︥ («в»).

3. Текст документального содержания (рис. 2)

От папируса остались четыре фрагмента (12×36 [a], 7×35 [b], 9×31 [c] и 7×36 [d]мм). Текст написан поперек волокон. На обратной стороне текст, по всей видимости, отсутствует. Фрагменты расположены на бумажной подложке друг над другом и на небольшом расстоянии друг от друга. Три из четырех фрагментов (a, b и d) могут быть соединены, причем фрагмент d (четвертый сверху) должен быть расположен между a и b. Местоположение фрагмента c мне установить не удалось. Поскольку ни один из первоначальных краев документа не сохранился, определить, сколько строк утеряно в начале и в конце, не представляется возможным. Длина лакун слева и справа также неизвестна.

Рис. 2. МИПУ КП 350/74. P. PermCopt 3 (четыре фрагмента слева сверху) и P. PermCopt. 4 (два фрагмента, в центре справа и снизу)
Fig. 2. P. PermCopt. 3 (four top left fragments) and P. PermCopt. 4 (two fragments, middle right and bottom)

Текст написан на саидском диалекте. Редуцированный гласный звук /ə/ трижды передан при помощи диакритической черты, причем в двух случаях черта расположена над слоговой согласной (ⲛ̄ ), а в одном – между двумя согласными, образующими один слог (ϣ︤ⲙ︥). В слове ϣⲙⲙⲟ («чужеземец») над омикроном помещен циркумфлекс.

Транскрипция фрагментов a, b и d

Комментарий

1. Окончание вертикальной черты первой видимой буквы располагается под строкой, смыкаясь с правой вертикальной чертой ⲡ во второй строке.

Транскрипция фрагмента c

Комментарий

1. Небольшая черта, принадлежащая букве, которая следует за ⲉⲧⲉ, может быть истолкована как засечка на конце горизонтальной черты буквы ⲧ. Возможно, лакуну следует восстановить ⲉⲧⲉ ⲧ[ⲁⲓ ⲧⲉ («а именно», «то есть»).

4. Текст документального содержания (рис. 2)

От папируса остались два фрагмента (23×78 [a] и 15×95 [b] мм), один из которых наклеен на бумажную подложку вверх ногами. Текст написан вдоль волокон. На обратной стороне текст, по всей видимости, отсутствует. Определить изначальное положение двух фрагментов по отношению друг к другу не представляется возможным. Поскольку ни один из первоначальных краев документа не сохранился, неизвестны ни количество утраченных строк в начале и в конце документа, ни длина лакун слева и справа. По всей видимости, текст написан на саидском диалекте. Диакритические символы отсутствуют.

Транскрипция фрагмента a

Комментарий

2. Вероятно, ⲡϣ̣ⲏ[ следует восстановить как ⲡϣ̣ⲏ[ⲣⲉ («сын»).

3. Возможно, ⲡⲉ стоит истолковать как связку; в этом случае перед нами именное предложение ⲟⲩϩⲏⲩ ⲡⲉ («это – выгода», или «…является выгодным»).

Транскрипция фрагмента b

5. Текст документального содержания (рис. 3)

От папируса остались два фрагмента (22×40 [a] и 28×34 [b] мм). Текст написан поперек волокон. На обратной стороне текст, по всей видимости, отсутствует. Характер расположения волокон указывает на то, что изначально один из фрагментов находился над другим; к сожалению, мне не удалось установить, какой из двух фрагментов предшествовал другому. Фрагмент a (наклеен на бумажную подложку над вторым фрагментом), видимо, сохранил левый край документа. Текст, вероятно, написан на саидском диалекте. Диакритические символы отсутствуют.

Рис. 3. МИПУ КП 350/82. P. PermCopt. 5 (два крупных фрагмента справа)
Fig. 3. P. PermCopt. 5 (two larger fragments on the right)

Транскрипция фрагмента a

Транскрипция фрагмента b

Перевод текста фрагмента b

6. Текст документального содержания (рис. 4)

На бумажную подложку наклеены три фрагмента (30×82 [a], 22×30 [b] и 29×84 [c] мм), два из которых (a и c) относятся к одному документу. Фрагмент c наклеен на подложку вверх ногами. Поскольку на фрагменте b видно лишь несколько неидентифицируемых чернильных штрихов, определить, был ли он также изначально частью данного документа, не представляется возможным. Текст написан вдоль волокон. На обратной стороне текст, по всей видимости, отсутствует. Определить изначальное положение фрагментов a и c по отношению друг к другу не представляется возможным. Поскольку ни один из первоначальных краев документа не сохранился, неизвестны ни количество утраченных строк в начале и в конце документа, ни длина лакун слева и справа.

Рис. 4. МИПУ КП 350/79. P. PermCopt. 6 (два крупных фрагмента)
Fig. 4. P. PermCopt. 6 (two larger fragments)

Текст написан на саидском диалекте. В двух случаях (фрагмент a, строка 2, и фрагмент c, строка 2) над двумя согласными, образующими один слог, помещена диакритическая черта. В случае, если текст рукописи нами прочитан и истолкован правильно, в первой строке фрагмента a писец употребил омегу вместо омикрона в местоименном статусе предлога ⲉ-, ⲉⲣⲟ⸗ («к»). Как отмечает П. Кале [5, с. 82], такая замена широко засвидетельствована в документальных текстах, независимо от того, из какого региона Египта они происходят.

Транскрипция фрагмента a

Комментарий

1. Несмотря на то что поверхность папируса перед глаголом ϣⲓⲛⲉ («приветствовать») должна вмещать около трех букв, на фрагменте видна только вертикальная черта буквы, непосредственно предшествующей ϣ. Вероятнее всего, это буква ⲓ или ⲛ. Если предположить, что глаголу предшествовал местоименный формант, неизбежен вывод, что глагол был употреблен в первом лице либо единственного (например, ⲉⲓϣⲓⲛⲉ ̣ ̣ [«я приветствую»]), либо множественного числа (например, ⲧⲉⲛϣⲓⲛⲉ [«мы приветствуем»]).

2. Часть папируса, на которой было написано ⲛⲙⲙⲁⲛ («с нами»), сохранилась, но чернила, которыми была написана первая буква мю в этом слове, по всей видимости, полностью исчезли. Слово, начинающееся с ⲥ, ̣ может быть личным именем.

3. В отсутствие контекста не представляется возможным определить, было ли употреблено в тексте слово ⲁⲅⲁⲑⲟⲥ (от греч. ἀγαθός – «благой») или слово ⲁⲅⲁⲑⲟⲛ (от греч. ἀγαθόν – «благое»).

Транскрипция фрагмента c

Комментарий

2. Буквы ⲛⲏⲩ в начале строки, вероятнее всего, следует истолковать либо как статив ⲛⲏⲩ («приходить»), либо как окончание существительного множественного числа ⲥⲛⲏⲩ («братья»).

7. Литературный текст (рис. 5–6)

От рукописи сохранилось два фрагмента (40×27 [a] и 37×25 [b] мм). Текст написан с обеих сторон, вдоль и поперек волокон. Письмо рукописи (унимодулярный маюскул) и изящные формы букв и диакритической черты указывают на то, что перед нами фрагменты одного или двух листов литературного кодекса.

Рис. 5. МИПУ КП 350/77. P. PermCopt. 7 (два фрагмента в левом верхнем углу) и P. PermCopt. 8 (два фрагмента в правом верхнем углу)
Fig. 5. P. PermCopt. 7 (two top left fragments) and P. PermCopt. 8 (two top right fragments)

Рис. 6. МИПУ КП 350/77. P. PermCopt. 7 (два фрагмента в правом верхнем углу) и P. PermCopt. 8 (два фрагмента в левом верхнем углу)
Fig. 6. P. PermCopt. 7 (two top right fragments) and P. PermCopt. 8 (two top left fragments)

Ввиду небольшого размера фрагментов определить их изначальное положение по отношению друг к другу не представляется возможным. По визуальным наблюдениям, рукопись написана железо-галловыми чернилами. Многие буквы могут быть прочитаны только при помощи ультрафиолетового освещения. Текст написан на саидском диалекте. Диакритическая черта встречается четыре раза, в каждом случае она помещена над слоговой согласной (ⲙ̄, ⲛ̄).

Транскрипция фрагмента a

Комментарий

→ 3. На строке, вероятнее всего, сохранился предлог «за» в предыменной (ⲛ̄ⲥⲁ‑) или предместоименной (ⲛ̄ⲥⲁ⸗) форме.

→ 4. По всей видимости, ]ⲗⲓⲁ представляет собой окончание существительного женского рода греческого происхождения (например, ⲥⲩⲛⲧⲉⲗⲓⲁ от греч. συντέλεια – «конец», «кончина»).

Транскрипция фрагмента b


Комментарий

↓ 3. Крайне заманчивой представляется идея восстановить на этой строке имя [ⲓⲁⲕ]ⲱⲃⲟⲥ. Речь в тексте в таком случае, вероятнее всего, шла об одном из библейских апостолов.

→ 2. Буквой перед ⲉⲣⲟ может быть только ⲡ или ⲧ.

8. Литературный текст (?) (рис. 5–6)

От рукописи сохранилось два фрагмента (33×26 [a] и 32×10 [b] мм). Текст написан с обеих сторон, вдоль и поперек волокон. Ввиду небольшого размера фрагментов определить их изначальное положение по отношению друг к другу не представляется возможным. Письмо рукописи (унимодулярный маюскул) указывает на то, что с высокой долей вероятности перед нами фрагменты одного или двух листов литературного кодекса. По визуальным наблюдениям, рукопись написана сажевыми чернилами, что исключает ее отождествление с предыдущей (P. PermCopt. 7).

Транскрипция фрагмента a

9. Текст документального содержания (рис. 7)

От рукописи сохранился один фрагмент (20×22 мм). Текст написан поперек волокон. На обратной стороне текст отсутствует. Сохранился левый край документа. Текст, вероятно, написан на саидском диалекте. В слове ⲛⲁⲓ («эти») над йотой стоит трема.

Рис. 7. МИПУ КП 350/83. P. PermCopt. 9 (фрагмент в правом нижнем углу)
Fig. 7. P. PermCopt. 9 (bottom right fragment)

10. Текст документального содержания (рис. 8)

От рукописи сохранилось три фрагмента (10×8, 8×5 и 25×18 мм), два из них помещены поверх третьего. Текст, по всей видимости, был написан после того, как один папирус был наложен на другой; таким образом, некоторые буквы написаны на верхних фрагментах, некоторые – на нижнем, а некоторые – частично на нижнем, частично на одном из верхних. Во всех случаях текст написан поперек волокон. На обратной стороне текст, по всей видимости, отсутствует. Ни один из первоначальных краев документа не сохранился. Текст, вероятно, написан на саидском диалекте.

Рис. 8. МИПУ КП 350/75. P. PermCopt. 10 (фрагмент в правом нижнем углу)
Fig. 8. P. PermCopt. 10 (bottom right fragment)

Комментарий

2. Наиболее вероятный вариант восстановления утраченного текста справа – ⲉϥϫ[ ⲱ ⲙⲙⲟⲥ («говоря»).

Заключение

Читатели настоящей статьи, вероятно, испытают некоторое разочарование из-за того, что небольшой размер коптских фрагментов Пермского собрания не позволил мне с уверенностью судить об их происхождении, назначении и содержании. Вероятно, именно по этой причине Пермские фрагменты до настоящего момента оставались неопубликованными. Тем не менее публикация даже столь малых и, на первый взгляд, незначительных фрагментов необходима: известны многочисленные случаи, когда исследователь, работая с опубликованными папирусами, замечал, что фрагменты, принадлежащие разным собраниям, изначально составляли один и тот же документ. Будем надеяться, что подобное открытие в будущем ждет и коптские папирусы из Перми.

1. Подробнее о формировании Пермского папирусного собрания см.: [1].

2. Подробнее об этом каталоге см.: [2].

Список литературы

1. Мирошников И. Ю., Чепель Е. Ю., Шаврин Я. А. Папирусы из собрания Музея истории Пермского университета: предварительные результаты изучения. Египет и сопредельные страны. 2020;(1):32–44. https://doi.org/10.24411/26869276-2020-00003.

2. Ромашова М. В., Чепель Е. Ю., Шаврин Я. А. Из истории российских папирологических собраний: каталог А. А. Пальникова. Египет и сопредельные страны. 2020;(3):49–75. https://doi.org/10.24412/2686-9276-2020-00010.

3. Till W. C. La séparation des mots en copte. Bulletin de l’Institut français d’archéologie orientale. 1960;(60):151–170.

4. Crum W. E. Coptic Ostraca from the Collections of the Egypt Exploration Fund, the Cairo Museum and Others. London: Egypt Exploration Fund; 1902. XXII + 99 + 125 p.

5. Kahle P. E. Bala’izah: Coptic Texts from Deir el-Bala’izah in Upper Egypt. Vol. 1. London: Oxford University Press; 1954. XX + 486 p.

6. Crum W. E., Steindorff G. Koptische Rechtsurkunden des achten Jahrhunderts aus Djême (Theben). Leipzig: J. C. Hinrichs; 1912. IV + 470 p.

7. Schiller A. A. Ten Coptic Legal Texts. New York: Metropolitan Museum of Art; 1932. XIII + 103 p.

8. Förster H. Wörterbuch der griechischen Wörter in den koptischen dokumentarischen Texten. Berlin: de Gruyter; 2002. lX + 914 p.

9. Till W. C. Die koptischen Rechtsurkunden der Papyrussammlung der Österreichischen Nationalbibliothek. Wien: Adolf Holzhausens Nachfolger; 1958. XV + 214 p.

10. Мирошников И. Ю. Коптские рукописи из частного собрания «Илвес» (Хельсинки, Финляндия). Египет и сопредельные страны. 2016;(4):42–44.

11. Marjanen A., Miroshnikov I., Salmenkivi E. Coptica fennica: A Catalog of the Coptic Manuscripts from the Ilves Collection Exhibited at the National Archives of Finland (16 June–14 August 2020) (в печати).

12. Timm S. Das christlich-koptische Ägypten in arabischer Zeit. Teil 2: (D–F). Wiesbaden: Reichert; 1984. 964 p.

13. Boud’hors A., Chantal H. Les ostraca coptes de la TT 29: Autour du moine Frangé. Vol. 1: Textes. Brussels: CReA-Patrimoine; 2010. 432 p.

14. Hasitzka M. R. M. Koptisches Sammelbuch I. Wien: Brüder Hollinek; 1993. 358 p.


Об авторе

Иван Юрьевич Мирошников
Центр египтологических исследований Российской академии наук; Шведская коллегия перспективных исследований; Хельсинкский университет
Россия

Мирошников Иван Юрьевич ‒ кандидат философских наук (МГУ, 2012); доктор философии (Хельсинкский университет, 2016); старший научный сотрудник Центра египтологических исследований Российской академии наук; доцент Хельсинкского университета; лауреат  программы ProFutura Scientia (Шведская коллегия перспективных исследований).

Москва


Конфликт интересов:

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов



Дополнительные файлы

Рецензия

Рецензент A:
Научный уровень: Очень высоко (top 50%)
Релевантность темы статьи специализации журнала: Да
Соответствие требованиям издания: По научным методам
По структуре статьи
По содержанию статьи
По глубине анализа
По следованию принципам беспристрастности научного исследования
По воспроизводимости результатов исследования
Новизна: Исключительно высокий уровень
Соответствие этическим требованиям: Отвечает требованиям оригинальности
Отвечает требованиям беспристастности с точки зрения конфликта интересов
Отсутствует избыточность наличия плагиата
Название: Соответствует содержанию рукописи
Аннотация: Структурирована
Содержит описание результатов
Отсутствует расхождение между аннотацией и разделами рукописи
Понимаема без прочтения рукописи
Введение: В меру краткое
Определена цель исследования
Обоснована актуальность
Обоснована значимость
Комментарии: Стоит расписать задачи исследования подробнее
Обзор литературы: Является целостным
Методы: Анализ данных помогает в достижении поставленной цели
Комментарии: методы тоже хорошо бы описать во введении подробнее
Результаты: Четко объяснены
Результаты являются оправданными
Точность презентации результатов
Обсуждение: Выводы авторов соответствуют результатам, полученным в ходе исследования
Выводы: Авторы отмечают ограничения исследования
Комментарии: в конце статьи стоит дать общую характеристику собранию
Список литературы: Соответствует формату журнала
Рекомендации: Принять статью к публикации (статья готова к публикации в текущем представлении. Статья обоснована, этична, значима для научного сообщества и дополняет уже опубликованные работы, стиль письма четкий и лаконичный)




Рецензент B:
Научный уровень: Очень высоко (top 50%)
Комментарии: Рецензент не имел возможности в полной мере оценить качество работы, поскольку к рукописи не было приложено фотографий публикуемых источников. По-видимому, работа выполнена качественно.
Релевантность темы статьи специализации журнала: Да
Соответствие требованиям издания: По научным методам
По структуре статьи
По содержанию статьи
По глубине анализа
По следованию принципам беспристрастности научного исследования
Новизна: Исключительно высокий уровень
Соответствие этическим требованиям: Отвечает требованиям оригинальности
Отвечает требованиям беспристастности с точки зрения конфликта интересов
Комментарии: Формулировка последнего пункта ("отсутствует избыточность наличия плагиата") не понятна
Название: Соответствует содержанию рукописи
Аннотация: Структурирована
Содержит описание целей
Содержит описание результатов
Содержит описание значимости
Отсутствует расхождение между аннотацией и разделами рукописи
Понимаема без прочтения рукописи
Введение: В меру краткое
Определена цель исследования
Определена задача исследования
Обоснована актуальность
Обзор литературы: Отсутствует в рукописи
Комментарии: В статье публикуются новые источники, обозревать в данном случае нечего
Методы: Методы полностью ясны
Результаты: Результаты являются ожидаемыми
Точность презентации результатов
Обсуждение: Авторы дают ответ на поставленный в исследовании вопрос
Выводы: Авторы отмечают ограничения исследования
Комментарии: Публикуемые источики, к сожалению, слишком фрагментарны. В этом случае вряд ли возможны дальнейшие исследования. Тем не менее, опубликовать их следует.
Список литературы: Соответствует формату журнала
Отсылки на статьи из списка литературы в тексте статьи являются корректными
Рекомендации: Принять статью к публикации (статья готова к публикации в текущем представлении. Статья обоснована, этична, значима для научного сообщества и дополняет уже опубликованные работы, стиль письма четкий и лаконичный)




Рецензент C:
Научный уровень: Очень высоко (top 50%)
Релевантность темы статьи специализации журнала: Да
Соответствие требованиям издания: По содержанию статьи
По следованию принципам беспристрастности научного исследования
Новизна: Очень высокий уровень (top 50%)
Соответствие этическим требованиям: Отвечает требованиям оригинальности
Название: Соответствует содержанию рукописи
Аннотация: Структурирована
Введение: В меру краткое
Обзор литературы: Является целостным
Методы: Методы полностью ясны
Анализ данных помогает в достижении поставленной цели
Результаты: Четко объяснены
Обсуждение: Авторы дают ответ на поставленный в исследовании вопрос
Выводы: Авторы отмечают ограничения исследования
Список литературы: Отсылки на статьи из списка литературы в тексте статьи являются корректными
Рекомендации: Принять статью к публикации (статья готова к публикации в текущем представлении. Статья обоснована, этична, значима для научного сообщества и дополняет уже опубликованные работы, стиль письма четкий и лаконичный)

Для цитирования:


Мирошников И.Ю. Коптские папирусы из собрания Музея истории Пермского университета. Ориенталистика. 2021;4(4):823-841. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-4-823-841

For citation:


Miroshnikov I.Yu. Coptic Papyri of the University History Museum of Perm State University. Orientalistica. 2021;4(4):823-841. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-4-823-841

Просмотров: 255


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-7043 (Print)
ISSN 2687-0738 (Online)