Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

Пинкасы – записные книжки и пинкасы – книги записей: эволюция и структурно-композиционное оформление

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-5-1199-1218

Полный текст:

Аннотация

Книги записей (пинкас) являются одними из самых ценных источников для изучения истории еврейских общинных институтов вплоть до XX в. и содержат разнообразные сведения об их повседневном функционировании. В научных контекстах с помощью слова «пинкас» обозначают не только общинные книги записей и книги записей внутриобщинных объединений, но и личные книги записей. Статья исследует эволюцию этой категории источников, развитие которой прослеживается от личных книг записей, датируемых по меньшей мере XI в., до общинных пинкасов и книг записей внутриобщинных объединений на примере двенадцати рукописей преимущественно европейского происхождения, дополненных несколькими восточными документами. Процесс развития подобных документов рассматривается путем анализа внутренней структуры и композиции рукописей. Особое внимание уделяется методам, использовавшимся для выражения этой структуры на кодикологическом и палеографическом уровнях. Собранные сведения позволяют предположить, что в начале Нового времени в ответ на запрос быстро развивающихся общинных институтов некоторые из книг записей были перемещены из приватной в публичную сферу. Поскольку общинные пинкасы должны были отвечать потребностям расширившейся аудитории различного происхождения, их структура стала более единообразной по сравнению с личными книгами записей; также начали использоваться приемы навигации (например, записи на полях). Итальянские общинные книги записей раннего Нового времени представляются самыми структурированными.

Для цитирования:


Зарубина Е.Д. Пинкасы – записные книжки и пинкасы – книги записей: эволюция и структурно-композиционное оформление. Ориенталистика. 2021;4(5):1199-1218. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-5-1199-1218

For citation:


Zarubina E.D. Pinkas-notebook and pinkas-register book: evolution, structure, and composition. Orientalistica. 2021;4(5):1199-1218. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-5-1199-1218

Введение: значение термина «пинкас» и предварительная типология источников данной категории

Слово «пинкас» имеет несколько значений. В современном иврите, согласно словарю Б. Подольского [1], их три: «записная книжка»; «книжка, блокнот»; «книга записей (общины)». Также слово используется в составе устойчивых словосочетаний, например, «членский билет» (חבר פנקס), «кадастр недвижимости» (מקרקעין פנקס) и так далее. Считается, что слово происходит от греческого «пинакс», что в переводе означает «доска» [2]. В современном музейном обиходе данный термин применяется не только к предметам из дерева, но и к изделиям из глины, на которые нанесены изображения и знаки (каталог предметов, отнесенных к категории «пинакс», в Британском музее, см.: [3]).

В английском и русском языках, а также в специфических контекстах в иврите (например, в библиотечных каталогах) слово «пинкас» употребляется в своем третьем значении – как термин «книга записей». Этот термин объединяет три типа исторически существовавших «книг записей»: книги записей общины; книги записей внутриобщинного объединения; книги записей отдельного человека.

В самом узком своем значении под «пинкасами» понимаются актовые книги еврейских общин (Электронная еврейская энциклопедия) [2]. В них фиксировался устав того или иного еврейского общинного института, заносилась информация, касавшаяся его функционирования (результаты выборов должностных лиц, описания значимых событий и т. д.). «Энциклопедия иудаика», авторитетное англоязычное издание, дает следующее определение пинкаса: «книга записей независимых еврейских общностей, использовавшаяся преимущественно в Средние века» (перевод мой. – Е. З.) [4, с. 169].

В число социальных институтов, в которых могли вестись пинкасы, входили не только общины в целом (например, еврейская община Рима), которые упоминаются в определении Электронной еврейской энциклопедии, но и внутриобщинные объединения и институты: братства, кассы, общества, суды. Их пинкасы и пинкас еврейской общины соответствующего города, таким образом, существовали одновременно. Как правило, пинкасы общин и внутриобщинных объединений велись на иврите с использованием ивритского алфавита или на иврите и каком-либо местном языке с использованием латинской или арабской графики.

Одновременно и параллельно с книгами записей различных социальных институтов существуют и личные записные книжки. В библиотечных каталогах они обозначаются как, например, «пинкас врача», «пинкас моэля», т. е. специалиста по обрезанию, и т. д. Документы всех трех типов в современном англо- и русскоязычном научном обиходе и в некоторых контекстах в современном иврите обозначаются термином «пинкас». Чтобы избежать путаницы, в данной статье индивидуальные записные книжки обозначаются как «личные пинкасы», актовые книги общин – как «общинные пинкасы», а актовые книги внутриобщинных объединений – как «пинкас братства / кассы […]». Документы всех трех типов представляют собой набор записей. Различаются составитель, характер записей, цель составления, внутренняя структура и оформление рукописи.

Электронная еврейская энциклопедия и «Энциклопедия иудаика» определяют пинкасы преимущественно как актовые книги общин, в то время как личные пинкасы и актовые книги внутриобщинных объединений не выделяются в качестве отдельных типов. Среди примеров в обеих энциклопедиях не упоминаются общинные или иные пинкасы из восточных (в данном случае – неевропейских) еврейских общин, в то время как в неевропейских еврейских сообществах, как будет показано ниже, пинкасы велись. Период, когда составлялись актовые книги, также обозначен достаточно общó. «Энциклопедия иудаика» указывает в качестве такового «Средние века», Электронная еврейская энциклопедия, имея в виду общинные пинкасы, уточняет, что «пинкасы велись главным образом до конца XVIII в. (в Восточной Европе до начала XX в.)» [2]. Личные же пинкасы велись в течение гораздо более продолжительного периода времени, чем Средневековье, существуя по меньшей мере с XI в. Связаны ли общинные пинкасы и пинкасы внутриобщинных объединений с личными пинкасами чем-либо, кроме используемого для их обозначения термина? Если да, то как они соотносятся друг с другом?

Здесь развитие категории «пинкасов» рассматривается как процесс эволюции, в рамках которой личные пинкасы представлены как более ранний этап развития книг записей общин и внутриобщинных объединений. В раннее Новое время в ответ на появившийся запрос на фиксацию событий общинной жизни часть пинкасов переходит в публичную сферу, формируя корпус общинных пинкасов и пинкасов внутриобщинных ассоциаций, братств и касс. Этот переход, означавший и переориентацию на широкий круг читателей (в отличие от индивидуального читателя – составителя личного пинкаса), сопровождается усложнением структурно-композиционного оформления структуры книг записей. Личные книги записей продолжают существовать параллельно публичным, и вместе они составляют единую категорию.

Общинные пинкасы, по выражению И. Барталя, являлись «определяющим текстом досовременной еврейской корпоративной идентичности» [5, с. 22], однако их систематическое исследование сейчас только начинается. По этой причине большинство известных автору пинкасов существует в форме рукописей, а не комментированных изданий. В последние десятилетия были изданы некоторые книги записей [6–7], а также проведено несколько школ и мастер-классов [8], направленных на их изучение, однако эта тема нуждается в дополнительном внимании.

Хронологические рамки существования общинных пинкасов, которые включали бы в себя актовые книги из восточных еврейских общин, пока определены нечетко. В целом их появление относят к XVI в. [9, c. 8][10, c. 86] и связывают с развитием государственных или квазигосударственных институтов. Если это еврейские общинные институты, то начало ведения пинкасов совпадает с появлением у общин письменных установлений, регулирующих функции еврейских организаций [10, c. 86]. Если появление пинкасов в еврейском обиходе интерпретируется как заимствование из христианской (преимущественно итальянской и немецкой) практики [9, c. 8], то оно соотносится с развитием европейских христианских государственных институтов.

Работа по выявлению всего корпуса еврейских рукописей из Европы продолжается до настоящего времени (см. о так называемой Итальянской генизе [11]), и можно ожидать, что среди обнаруженных рукописей могут быть найдены и те, что прольют свет на данный вопрос. Что же касается книг записей из неевропейских еврейских общин и личных пинкасов, то они исследованы пока мало.

Книги записей как целых общин (например, книга записей еврейской общины Рима), так и различных внутриобщинных организаций (например, книга записей «Братства соблюдающих утро» из Венеции) представляют собой ценный источник для изучения социально-экономической жизни еврейских сообществ. Документы, относящиеся к этой категории, являются непосредственными свидетелями еврейской внутриобщинной жизни. В отличие от статутов, хартий и иных регламентов, составлявшихся представителями христианской или мусульманской администрации, книги записей отражают внутриеврейский взгляд на общинные институты, процессы и события. Личные книги записей позволяют заглянуть в повседневную жизнь их составителей, понять, какие именно вопросы их волновали и почему, какого рода информация выбиралась для фиксации в письменной форме. Они также важный источник для изучения микроистории. Так, прослеживая историю ашкеназских пинкасов вплоть до XX в., И. Барталь пишет, что в общинах переселенцев из Европы пинкас принял свою финальную форму – форму «антологии, подводящей итог истории общины, которой больше не существовало» [5, с. 37], и подчеркивает его роль в формировании коллективной памяти [5, с. 38].

В ходе работы с различными типами преимущественно итальянских пинкасов автором были выявлены основные приемы, использовавшиеся для их структурно-композиционного оформления. Чтобы их проиллюстрировать в ограниченном объеме статьи, были подобраны двенадцать примеров рукописей, внешний облик которых является, как представляется автору, наиболее показательным. В число примеров включены как личные пинкасы, в том числе самые ранние из известных, так и пинкасы общин и внутриобщинных объединений. В представленную здесь подборку также вошли рукописи из различных регионов (например, города Луго, Верона, Модена, Измир, Каир, территории современных Афганистана и Испании), охватывающие период от XI до XVIII – начала XIX в. Работа проводилась на материале каталога оцифрованных еврейских рукописей Британской библиотеки [12] и поисковой системы «Ктив»[13], созданной Национальной библиотекой Израиля и стремящейся предоставить возможность поиска среди всех оцифрованных рукописей на еврейских языках вне зависимости от физического места их хранения [14].

Далее будет рассмотрена история книг записей различных типов, которые, начавшись как личные записные книжки, чье содержание и оформление зависят только от удобства и желания владельца, в определенный исторический момент превратились в общинные актовые книги, актуальные для сообществ в целом. Затем, опираясь в основном на пинкасы, происходящие из итальянских еврейских общин раннего Нового времени, которые представляются самыми высокоструктурированными образцами общинных пинкасов, будут выделены основные приемы структурно-композиционного оформления. Наконец, чтобы показать неравномерность протекания данного процесса, будут подробнее проанализированы две рукописи, происходящие из «восточных» еврейских общин.

Пинкасы: от личной записной книжки к актовой книге

Самой ранней формой книги записей, по-видимому, являются сборники записей, сделанных отдельным человеком вне публичного контекста для личных целей и предполагавших единственного читателя – автора записей (или нескольких читателей, относившихся к кругу ближайших знакомых или родственников автора). Содержание и внешний облик таких записных книжек зависели только от удобства и целей составителя, поэтому в них может содержаться информация, например, о товарах, ценах, расходах в случае, если владелец занимался торговлей, имена, даты и сведения обрезанных, если владелец был моэлем, сведения о больных, если владелец был врачом.

Самая ранняя известная нам рукопись данного типа происходит из так называемой Афганской генизы. Афганская гениза – собрание документов, найденных на территории современного Афганистана, в котором сохранились рукописи XI–XIII вв., происходящие из еврейских общин, существовавших на этой территории [15]. В данный момент собрание частично приобретено Национальной библиотекой Израиля, где начато его изучение.

В поисковой системе «Ктив» автором было найдено две такие рукописи (Ms. Heb. 8333.220=4 [16] и Ms. Heb. 8333.206=4 [17]), обе достаточно широко датированные – 1000–1099 гг. Первая обозначена как «пинкас торговцев», вторая как «пинкас записей: на иудео-персидском[языке]».

«Пинкас записей» представляет собой типичный образец личной записной книжки, для которой характерны нерегулярность оформления и ориентированность на нужды одного или узкой группы читателей. Так, записи почти никак не формализованы (кроме нескольких списков) и представляют собой сплошной текст; записи иногда отделяются друг от друга, иногда – нет; на некоторых листах строки накладываются друг на друга, некоторые записи обведены или перечеркнуты. Кроме ивритского алфавита используется арабский.

С течением времени оформление некоторых личных книг записей становится более строгим: например, могут появляться поля – с одной боковой стороны листа, с двух боковых сторон, а также нижние и верхние, красные строки или иные способы выделения начала нового абзаца, например, с помощью буквы или слова бóльшего размера. Примером четко оформленного личного пинкаса является книга записей, содержащая счета еврейского торговца из Италии (РГБ Ms. Guenzburg 572 [19]). Текст разделен на абзацы, между которыми оставлено пустое пространство, строки не пересекают друг друга и не накладываются (как, например, в упомянутом выше «пинкасе записей» из Афганской генизы). Но даже такие книги записей продолжают находиться в личном, а не общественном обороте.

К Средним векам относятся первые известные нам книги записей, находящиеся в публичном ведении группы людей, будь то община или внутриобщинная организация. Точное число дошедших до нас документов такого типа установить пока невозможно, поскольку некоторые из них могли быть изъяты светской или церковной христианской администрацией и после переработки быть использованы для изготовления переплетов других книг (см.: [20] – для общей информации и «Пинкас судебных свидетельств» [21] – как пример данной практики). Один из возможных примеров: пинкас счетов общины Арагона, Испания, датированный XV в. (Israel Ms. Yah. Heb. 242 [22]). В этом документе все записи начинаются с новой строки, соблюдаются поля, а свободное место, остающееся на странице слева, перестает заполняться новыми записями, как могло случаться, например, в личных книгах записей. Тенденция к регулярности, заметная в этом пинкасе, будет характеризовать и дальнейшее развитие оформления подобных документов. На примере этой книги записей видно также, что унификация внешнего облика рукописи  происходит, как только книга записей становится документом всовместном ведении группы людей (с возможным привлечением профессионального писца).

С изгнанием евреев из Испании и Португалии начинается новая эпоха в еврейской истории Средиземноморья. Большая часть еврейских общин не однородна, а представляет собой конгломерат из конгрегаций различного происхождения (испанского, итальянского, немецкого, центральноевропейского). Конгрегации сталкиваются с необходимостью не только поддерживать собственную структуру, но и выстраивать отношения с другими еврейскими внутриобщинными объединениями и ассоциациями. Неполный список их задач включает содержание религиозной инфраструктуры, сбор налогов и взносов со своих членов, внутреннее администрирование, взаимодействие с нееврейской администрацией.

Именно в раннее Новое время (XVI–XVII вв.) получают широкое распространение книги записей, находящиеся в ведении не только общин, но и различных внутриобщинных организаций, например погребального общества или благотворительного братства. Вместо одного частного читателя книга записей теперь адресована аудитории, состоящей из должностных лиц (светских распорядителей, казначея, кантора и т. д.) общины или внутриобщинной организации, рядовых членов объединения, иногда – представителей христианской администрации, осуществляющих цензуру [23–24]. В таких условиях оформление книги записей не может быть подчинено желаниям и удобству одного человека, как в случае с личными пинкасами, а должно следовать общепринятым или, по меньшей мере, знакомым многим образцам.

Изменение внешнего облика пинкаса и принципов его оформления становится способом приспособить книгу записей к новым условиям, а регулярность его оформления превращается в значимую характеристику. Регулярность проявляется на нескольких уровнях: появление разделов, глав или иных способов разделить текст устава на части, обычно снабженные заголовками; использование определенного сочетания шрифтов на протяжении всей рукописи или ее части. Параметры внешнего оформления (регулярностьполей, регулярность строк, соблюдение и регулярность пробелов, разделяющих абзацы, регулярность размера шрифта и т. д.) становятся более однотипными, унифицированными и повторяющимися от страницы к странице. В некоторых рукописях появляются замечания и комментарии на полях, позволяющие ориентироваться в книге записей быстрее. Привлечение к работе над пинкасами профессиональных писцов усиливает тенденцию к регулярности.

Например, в рукописи пинкаса «Братства соблюдающих утро» из Венеции (РГБ Ms. Guenzburg 793 [25]) на протяжении всего текста, как в уставе, так и в датированных записях, используются заголовки; тематически сходный материал располагается вместе, будучи визуально отделен от прочего текста; широко применяется чередование типов и размера шрифта. Так, в первом уставе квадратный итальянский шрифт бóльшего размера служит для основного текста устава, а итальянский полукурсив меньшего размера – для заголовков отдельных положений.

На этом основании представляется необходимым дополнить существующее определение пинкаса, предлагаемое энциклопедиями и справочными ресурсами. Категория книг записей является более широкой, чем «актовые книги» общины, появившиеся в Новое время как ответ на меняющуюся социальную обстановку, в рамках которой возник спрос на публичную документацию жизни общины или внутриобщинного объединения, и, кроме публичных актовых книг, включает широкий спектр личных пинкасов. Расширение круга предполагаемых читателей публичной книги записей обусловило появление спроса на функциональность. Он, в свою очередь, удовлетворялся с помощью набора формальных структурно-композиционных приемов, с одной стороны, и упорядочивания тематики текстов, которые попадали в книги записей, – с другой.

Личные пинкасы продолжают существовать параллельно с книгами записей общин и внутриобщинных ассоциаций. Изучение их развития, равно как и характерных для них приемов оформления остается предметом дальнейшего исследования. Ниже представлен анализ общинных пинкасов и книг записей внутриобщинных объединений.

Основные приемы, используемые для структурирования сведений в книгах записей общин и внутриобщинных объединений

Степень сложности внутренней структуры публичного пинкаса, спектр используемых приемов композиционного оформления, а также внешний облик рукописи в целом зависели от набора факторов. В их число могли входить, например, финансовые возможности объединения, профессиональные компетенции писца или иного составителя (составителей) книги записей, соображения престижа и личные предпочтения составителей или заказчиков. Но, несмотря на то что каждая книга записей является продуктом уникальных обстоятельств, в рамках которых она была создана, представляется возможным выделить и перечислить наиболее типичные приемы формального структурирования содержания пинкасов. Здесь это сделано на примере итальянских публичных книг записей, поскольку в них представлено наибольшее разнообразие таких приемов и их сочетаний.

К числу основных формальных приемов, применяемых для выстраивания композиции книги записей и облегчения навигации, относится выбор шрифта и его размера (как в рукописи пинкаса «Братства соблюдающих утро» из Венеции, где для текста устава используется квадратный шрифт, а для записей о результатах выборов – полукурсив), выделение полей, обозначение красных строк и отступов, использование пустого пространства разного размера, чтобы отделить блоки текста друг от друга. В некоторых документах появляются записи и пометки на полях, суммирующие содержание соответствующего блока текста и дополнительно облегчающие навигацию по рукописи.

Приемы могут комбинироваться и применяться одновременно. Например, список присутствовавших при каком-либо событии лиц может быть выделен отступами, размещен в виде одного длинного столбца по центру страницы или же в несколько более коротких столбцов, параллельных друг другу. Внутри списка обычно присутствует последовательность: вначале уважительное обращение (в форме аббревиатуры), после которого называется личное имя, затем фамилия или иное уточнение, в качестве которого может быть использовано имя отца, географическое название («из Анконы», «из Равенны») и т. д.

Рассмотрим основные приемы и их комбинации на примере четырех итальянских книг записей XVII в. Рукопись «Братства прислушивающихся к душе» [26] происходит из еврейской общины Модены и датируется 1614–1659 гг. На открывающей устав братства странице фрагменты, содержащие важную информацию (дата собрания, название братства), записаны итальянским квадратным шрифтом бóльшего размера, в то время как для рассказа о том, как было основано сообщество, применяется итальянский полукурсив меньшего размера. Сам текст написан с соблюдением полей, пробелы используются для отделения текстовых блоков.

Далее в этом же пинкасе встречаются комбинации приемов. Индивидуальные предписания устава оформляются в абзацы, первые буквы которых выделены размером шрифта [26, например, f.12[יב]v по пагинации рукописи]. Абзацы нумеруются с помощью букв ивритского алфавита, которые вынесены на поле перед началом абзаца в книге записей. Такая нумерация позволяет быстрее ориентироваться в тексте. Заголовки записей [26, например, f.14[יד]r по пагинации рукописи] отделяются от текста не только пробелами, но и увеличением размера шрифта.

В книге записей из Модены достаточно часто встречаются списки, в которых обыкновенно представлены или имена членов объединения, или имена всех присутствовавших при определенном событии. Списки организуются в столбцы. Вне зависимости от их числа, в них очень точно и последовательно соблюдается как горизонтальное, так и вертикальное выравнивание. К сожалению, качество изображения, представленного в системе «Ктив», не позволяет судить, был ли лист расчерчен предварительно. Имена предваряются сокращением «уважаемый учитель наш, реб» (ר'כמ), представляющим собой вежливую формулу обращения.

Употребление подобных формулировок, однако, не является строго обязательным. Даже в рамках одной книги записей они могут как присутствовать, так и опускаться. Например, в датируемой 1539–1670 гг. книге записей еврейской общины Вероны (Национальная библиотека Израиля, Ms. Heb. 4°555 [27]) на странице 18в списке эта аббревиатура не используется. А в том же пинкасе на странице 38имена членов общины уже предваряются сокращениями. В этом же списке используются для разделения горизонтальные линии, с помощью которых члены общины объединяются в группы по три. Таким образом, в одном пинкасе могут одновременно присутствовать как менее, так и более регулярно оформленные элементы.

В книге записей «Общества помощи нуждающимся» из Вероны [28], содержащей части, относящиеся к XVI в.6, для облегчения навигации отдельные положения устава пронумерованы с помощью букв ивритского алфавита, вынесенных на правое поле [28, например, f.1r, 1v или f.2r по архивной пагинации]. Друг от друга они отделены пустым пространством. Положения устава заключают собственноручные подписи членов братства [28, f.2r по архивной пагинации]. Списки присутствовавших на собраниях членов братства организованы в столбцы (три-четыре параллельных [28, например, f.6r или f.13v по архивной пагинации]), выровненные как по горизонтали, так и по вертикали; широко применяется чередование шрифтов для обозначения переходов от одного фрагмента текста к другому.

Нумерация на полях используется в этом пинкасе и в другом случае: при перечислении решений, принятых на одном собрании [28, f.10v, f.11r по архивной пагинации]. Отдельные решения, как и положения устава, отделяются друг от друга пустым пространством. Любопытно отметить, что под седьмое решение было оставлено место и поставлена буква на правом поле (ז ,буква «заин», числовое значение «семь» [28, f.11r по архивной пагинации]), а вот само решение так и не было переписано, в результате чего на середине страницы осталось свободное место.

В уставе еврейской общины Луго [29], пинкас которой датируется 1621–1630 гг., для выделения отдельных положений устава используется смена применяемого шрифта. Так, первое слово каждого нового установления выделяется квадратным (в противоположность итальянскому полукурсиву, которым написан основной текст) итальянским шрифтом приблизительно в полтора-два раза бóльшим, чем текст самих положений устава [29, см. f.1v-f.2v].

Пинкас еврейской общины Вероны [30], датируемый XVII в., представляется одним из наиболее ярких примеров развитого жанра книги записей, очень качественно и строго оформленного. В нем широко используется чередование типа и размера шрифта для отделения частей текста друг от друга. Как правило, первое слово записывается квадратным итальянским шрифтом бóльшего размера, в то время как для основного текста используется итальянский полукурсив меньшего размера [30, например, f.אr по оригинальной пагинации или f.הr по оригинальной пагинации].

Для этой же книги записей характерен языковой параллелизм. Иными словами, датированные записи существуют в двух зеркально расположенных на развороте рукописи вариантах, ивритском и итальянском [30, например: f.אr- f.הr по оригинальной пагинации]. Ивритский вариант расположен слева, итальянский – справа. При этом интересно заметить, что с точки зрения структуры записи они оформлены одинаково.

Как личные, так и публичные книги записей велись и в европейских, и в «восточных»еврейских общинах, однако для «восточных» пинкасов была характерна меньшая степень строгости и регулярности оформления. Ниже это будет рассмотрено на примерах книги записей суда еврейской общины Каира (BL Or 6356, датирована 1683 г.) и книги записей братства из Измира (Israel Ms. O 157, датирована 1798–1801 гг.).

В отличие от итальянских пинкасов, в книге записей из Каира сложно проследить четкую формальную структуру, формальный план или образец, согласно которому информация размещается на странице. Несмотря на то что текст разделен на абзацы, в нем почти не встречаются заголовки, а изменение типа или размера шрифта не используется для членения текста или его структурирования. Поскольку рукопись имеет следы реставрации, сложно судить, предполагались ли в ней изначально поля, но на данный момент они отсутствуют.

Как и в итальянских книгах записей, в каирском пинкасе присутствуют списки, однако организованы они не вертикально в несколько столбцов, как в предыдущих примерах, а горизонтально, в виде строк [31, например, f.3r]. При этом их размер нерегулярен, они могут иметь или не иметь заголовок и не выделяются с помощью изменения типа или размера шрифта.

Более поздняя книга записей кассы «Имя вечное» из Измира [32], датированная специалистами Национальной библиотеки Израиля концом XVIII – началом XIX в., имеет некоторые особенности, отмеченные на примере итальянских книг записей. Так, используется выделение квадратным шрифтом бóльшего размера наиболее значимых частей текста (например, названия кассы); отдельные положения устава нумеруются с помощью букв ивритского алфавита. Такая нумерация вынесена, как и в итальянских пинкасах, на правое поле, сами буквы написаны квадратным шрифтом бóльшего размера, чем основной текст. Их использование позволяет быстрее ориентироваться на странице.

При этом текст как устава, так и записей за редким исключением не делится на абзацы, пробелы также не используются в качестве средства отделения различных типов информации друг от друга. В книге записей встречаются списки (в данном случае – списки расходов), которые структурируются вертикально, каждая новая строка начинается с двух параллельных линий, после которых фиксируется сумма. Также есть случаи, когда страница делится на две части, на каждой из которых размещается отдельная запись, не всегда имеющая заголовок.

Развернутая сравнительная характеристика структурных и кодикологических особенностей европейских и «восточных» пинкасов остается задачей для дальнейшего исследования, однако и представленный выше ограниченный материал показывает разницу между «восточными» и «европейскими» пинкасами как в общей строгости и регулярности структурной организации текста, так и в разнообразии используемых приемов. Для итальянских книг записей в гораздо большей степени характерно стремление к унифицированности и функциональности.

Развитие оформления рукописи проявлялось через усложнение структурно-композиционной организации, появление формально (например, с помощью заголовков, чередования шрифтов и т. п.) выделенных разделов, способов навигации в тексте, группировку в одном месте материала одной тематики и т. д. Под усложнением структурно-композиционной организации здесь понимается развитие способов компоновки текста на странице в зависимости от его тематики и назначения, а также использование формальных способов структурирования (например, нумерация, списки, пробелы, увеличение размера шрифта, дополнительный текст на полях).

Итальянские публичные книги записей раннего Нового времени можно сравнить с изданиями Вавилонского Талмуда, где также присутствует чередование шрифтов, буквенная нумерация и т. д. Однако привычное современному читателю оформление страницы Талмуда закрепляется, по-видимому, только в печатных изданиях. Например, в так называемом Мюнхенском Талмуде (1342, Франция), который считается единственной сохранившейся средневековой рукописью этого текста [33], такое оформление еще не появляется, хотя в рукописи, безусловно, присутствует формальная структура (см., например, f.7v, где используются шрифты различного типа и размера, а также выделение как текста, так и отдельных слов с помощью пустого пространства [34]). Сравнение традиции оформления Талмуда, как в рукописной, так и в печатной форме, с оформлением пинкасов представляет безусловный интерес, однако выходит за рамки настоящей статьи.

Заключение

На протяжении всей истории своего существования пинкасы, вне зависимости от своего типа, служат для последовательной письменной фиксации значимых сведений. Адресат книги записей, предполагаемая аудитория, для которой представленные сведения важны, влияет как на содержание книги записей, так и на ее внешний облик. В случае личных пинкасов сведения имеют значимость для одного человека или узкой группы людей, в случае общинных пинкасов или пинкасов внутриобщинных ассоциаций – для всех членов объединения. Исторически общинные книги записей и книги записей внутриобщинных объединений появляются позже. Их выделение связано с усложнением социальных институтов еврейской общины в раннее Новое время и, как следствие, появлением спроса на общественно доступную документацию публичной жизни.

Общинные пинкасы и книги записей внутриобщинных организаций («актовые книги» из классического определения), будучи адресованными группе людей, отличаются гораздо большей регулярностью оформления по сравнению с личными книгами записей. Содержание личных пинкасов слабо поддается классификации, поскольку тесно связано с индивидуальными интересами автора; публичные же пинкасы, как правило, включают сведения, значимые для сообщества: положения уставов ипорядок определения размера ежемесячного взноса или налога, результаты выборов должностных лиц или сообщения о беспорядках и ссорах. В отражении этих аспектов определения Электронной еврейской энциклопедии и «Энциклопедии иудаики» вполне точны, однако их можно расширить, упомянув личные пинкасы как более раннюю форму существования книги записей.

Поскольку общинные пинкасы и пинкасы внутриобщинных объединений были адресованы сравнительно широкому кругу читателей и, кроме этого, служили одним из документов соответствующего сообщества, информацию в них стремились оформлять с той или иной степенью регулярности. В процессе своего развития публичные книги записей проходят путь от относительно простых с точки зрения структуры комментированных списков, подобных пинкасу расходов из Арагона, до строго и сложно оформленных документов, подобных книге записей еврейской общины Вероны. По мере развития традиции ведения пинкасов усложняются приемы структурно-композиционного оформления текста, что может свидетельствовать как о том, что к общинным пинкасам получало доступ все больше людей различного происхождения и рода занятий, которые формировали спрос на четкую и понятную для всех структуру текста, так и о том, что пинкас постепенно становился предметом престижа.

Знакомство с этапами эволюции документов, обозначаемых как «пинкасы», а также знание выделенных выше приемов структурно-композиционного оформления представляется полезным для современного исследователя рукописей. Понимание, к какой из подкатегорий относится тот или иной документ, умение ориентироваться в системе навигации по рукописи, построенной на чередовании шрифтов, пометках на полях и цифровых обозначениях, не только углубляет анализ источника в целом, но и облегчает поиск конкретной информации.

 

1. Ссылки на оцифрованные копии рукописей размещены в списке литературы; к сожалению, привести здесь отдельные фрагменты рукописей в качестве иллюстраций затруднительно в силу сложной ситуации с правами на изображения, размещенные в поисковой системе «Ктив».

2. Иудео-персидский язык считается диалектом персидского, имевшим распространение среди евреев; использовался с ивритским алфавитом. Подробнее см.: [18, p. 548].

3. Регулярность здесь понимается, в первую очередь, как повторяемость: если поля определенного размера, значит, они такого размера во всей или значительной части рукописи; если строка определенной длины и высоты, то длина и высота соблюдаются во всей или значительной части рукописи и т. п.

4. По счету оцифровки.

5. Также по счету оцифровки.

6. В целом рукопись датируется специалистами Национальной библиотеки Израиля 1576–1802 гг.

7. Здесь под «восточными» еврейскими сообществами понимаются общины Османской империи.

Список литературы

1. Большой􀌮 иврит-русско-ивритский􀌮 словарь д-ра Баруха Подольского и программы для изучения иврита. – פנקס . Available from: https://slovar.co.il/translate.php [Accessed 17th June 2021].

2. Электронная Еврейская Энциклопедия. Пинкас. – Available from: https://eleven.co.il/judaism/community-synagogue/13218/ [Accessed 17th June 2021].

3. The British Museum. Pinax. – Available from: https://www.britishmuseum.org/collection/term/x8418 [Accessed 30th September 2021].

4. Skolnik F. (ed.) Encyclopaedia Judaica. 2nd ed. Vol. 16: Pes–Qu. Farmington Hills: Thomson Gale; 2006. VIII+807 p.

5. Bartal I. The Pinkas: From Communal Archive to Total History. In: Aleksiun N., Horowitz B., Polonsky A. (eds) Polin: Studies in Polish Jewry. Vol. 29: Writing Jewish History in Eastern Europe. Liverpool: Liverpool University Press; 2017. P. 21–40.

6. Carpi D. (ed.) Minutes Book of the Council of the “Italian” Jewish Community of Venice 1644–1711. .פנקס ועד ק’’ק איטאליאני בוויניציאה ת’’ד-תע’’אJerusalem: Ben Zvi Institute for the Study of Jewish Communities in the East, Yad Izhak Ben-Zvi and the Hebrew University of Jerusalem; 2003. 308 p.

7. Attal R., Avivi J. (eds) Registre Matrimonial De La Communauté Juive Portugaise De Tunis (1843–1854). Jérusalem: Institut Ben-Zvi; 2000. 81, 79 p. (Also in Heb.)

8. Central European University. Call For Applications: Summer School in the Study of Ashkenazic Pinkassim. – Available from: https://nationalism.ceu.edu/article/2017-12-12/call-applications-summer-school-study-ashkenazic-pinkassim [Accessed 17th June 2021].

9. Litt S. Pinkas, Kahal, and the Mediene: The Records of Dutch Ashkenazi Communities in the Eighteenth Century as Historical Sources. Leiden: Brill; 2008. VIII+233 p.

10. Lattes Y. A. The Type of Community Minute Books – Some Preliminary Conclusions. In: Simonsohn Sh., Shatzmiller J. (eds.) The Italia Judaica Jubilee Conference. Leiden-Boston: Brill; 2013. P. 87–95.

11. Perani M. “The Italian Genizah”: Hebrew Manuscript Fragments in Italian Archives and Libraries. Jewish Studies. 1994;34:39–54.

12. The British Library. Digitised Manuscripts. – Available from: https://www.bl.uk/manuscripts/ [Accessed 17th June 2021].

13. The National Library of Israel. Ktiv. The International Collection of Digitized Hebrew Manuscripts. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLIS/en/ManuScript/ [Accessed 17th June 2021].

14. The National Library of Israel. About the “Ktiv” Project. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/nlis/en/manuscript/Pages/manuscripts_about.aspx [Accessed 17th June 2021].

15. Haim O. What is the “Afghan Genizah”? A short guide to the collection of the Afghan Manuscripts in the National Library of Israel, with the edition of two documents. Afghanistan. 2019;2(1):70–90. DOI: https://doi.org/10.3366/afg.2019.0026.

16. The National Library of Israel. Ms. Heb. 8333.220=4. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990039238270205171-1#|-FL36901904 [Accessed 17th June 2021].

17. The National Library of Israel. Ms. Heb. 8333.206=4. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990039250400205171-1#|-FL45509215 [Accessed 17th June 2021].

18. Skolnik F. (ed.) Encyclopaedia Judaica. 2nd ed. Vol. 11: Ja–Kas. Farmington Hills: Thomson Gale; 2006. VIII+861 p.

19. The Russian State Library. Ms. Guenzburg 572. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990000695590205171-1 [Accessed 17th June 2021].

20. Books Within Books. About the project. – Available from: http://www.hebrewmanuscript.com/ [Accessed 17th June 2021].

21. Historical Archives of Girona. Spain Ms. 1.182. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS997008983477605171-1 [Accessed 17th June 2021].

22. The National Library of Israel. Ms. Yah. Heb. 242. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990000411620205171-1#|FL7872647 [Accessed 17th June 2021].

23. Francesconi F. “This Passage Can Also Be Read Differently...:” How Jews and Christians Censored Hebrew Texts in Early Modern Modena. Jewish History. 2012;26(1/2):139–60.

24. Phillips A. E. Censorship of Hebrew Books in Sixteenth Century Italy. A Review of a Decade of English and French Language Scholarship. La Bibliofilía. 2016;118(3):409–26.

25. The Russian State Library. Ms. Guenzburg 793. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990000876770205171-1 [Accessed 17th June 2021].

26. Jewish Community of Ferrara. Ms. 90. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990001810180205171-1#|FL61720688 [Accessed 17th June 2021].

27. The National Library of Israel. Ms. Heb. 4°555. – Available from: https://www.nli.org.il/en/manuscripts/NNL_ALEPH002588110/NLI#$FL7892967 [Accessed 17th June 2021].

28. The National Library of Israel. Ms. Heb. 4°560. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990025881160205171-1 [Accessed 17th June 2021].

29. The British Library. Or 5976. – Available from: http://www.bl.uk/manuscripts/Viewer.aspx?ref=or_5976_fs001r [Accessed 17th June 2021].

30. The National Library of Israel. Ms. Heb. 34°564. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990025881230205171-1#|FL153528987 [Accessed 17th June 2021].

31. The British Library. Or 6356. – Available from: http://www.bl.uk/manuscripts/Viewer.aspx?ref=or_6356_fs001r [Accessed 17th June 2021].

32. The National Library of Israel. Ms. O 157. – Available from: https://web.nli.org.il/sites/NLI/English/digitallibrary/pages/viewer.aspx?&presentorid=MANUSCRIPTS&docid=PNX_MANUSCRIPTS990001510510205171-1#|FL34517120 [Accessed 17th June 2021].

33. Bayerische Staatsbibliothek of Munich. Collections. Oriental manuscripts. – Available from: https://www.bsb-muenchen.de/en/collections/manuscripts/languages-regions/oriental-manuscripts/ [Accessed 30th September 2021].

34. Bayerische Staatsbibliothek of Munich. BSB Cod. hebr. 95. – Available from: https://www.digitale-sammlungen.de/en/view/bsb00003409?page=22,23 [Accessed 30th September 2021].


Об авторе

Евгения Дмитриевна Зарубина
Институт востоковедения Российской академии наук
Россия

Зарубина Евгения Дмитриевна – кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела памятников письменности народов Востока

Москва



Рецензия

Рецензент A:

Научный уровень: выше среднего.
Статья релевантна специализации журнала.
Соответствует требованиям издания по научным методам, по структуре, содержанию, принципам беспристрастности научного исследования, по воспроизводимости результатов исследования.
Новизна: очень высокий уровень. До сих пор тема не исследовалась в отечественной науке.
Отвечает требованиям оригинальности и беспристрастности, отсутствует избыточность наличия плагиата.
Название соответствует содержанию рукописи.
Аннотация структурирована, содержит описание целей, задач, методов, результатов и значимости. Отсутствует расхождение между аннотацией и разделами рукописи. Понимаема без прочтения рукописи.
Введение: В меру краткое, определена цель и задача исследования, обоснована актуальность и значимость, приведены определения терминов, встречающиеся в рукописи, наличествует сформулированная гипотеза.
Обзор литературы представляется целостным.
Методы полностью ясны. Представлено обоснование выбранных методов. Другой исследователь сможет воспроизвести результаты исследования, используя предложенные
методы. Анализ данных помогает в достижении поставленной цели.
Результаты четко объяснены, оправданы.
Автор отмечает направления будущих исследований.
Список литературы соответствует формату журнала. Отсылки на статьи из списка литературы в тексте статьи корректны.
Рекомендация: принять после небольшой доработки.

Замечания:
1. Следует отредактировать стиль изложения.
2. Хорошо бы вставить абзац о происхождении названия «пинкас», предположительно из греческого.
3. Можно провести параллель с оформлением страниц изданий Талмуда: там тоже присутствует чередование типов и формата шрифта, нумерация буквами, разделение пробелами.
4. Хотелось бы дополнить статью иллюстрацией с воспроизведением одной или нескольких страниц исследуемых документов (если это возможно), что сделает методы и выводы авторов более наглядными.
5. Названия организаций и объединений правильнее было бы приводить в кавычках – например, «Братство соблюдающих утро».

Корреспонденция: Автор – Рецензенту

Уважаемый рецензент,
в первую очередь хотелось бы поблагодарить Вас за внимание к статье и высказанные предложения, которые позволили мне значительно улучшить текст и, как хотелось бы надеяться, сделать его более понятным для читателя и прозрачным. Ниже я последовательно отвечаю на каждый из Ваших комментариев.
Замечания:
1. Следует отредактировать стиль изложения.
Отредактирован; убраны повторы, стилистически некорректные выражения, упрощены сложные конструкции, в нескольких местах откорректировано использование времён. Изменения можно отследить по зеленой заливке.
2. Хорошо бы вставить абзац о происхождении названия «пинкас», предположительно из греческого.
Вставка сделана, дополнена ссылкой на Британский музей (стр. 3, желтая заливка).
3. Можно провести параллель с оформлением страниц изданий Талмуда: там тоже присутствует чередование типов и формата шрифта, нумерация буквами, разделение пробелами.
Добавлено (с. 19, желтая заливка).
4. Хотелось бы дополнить статью иллюстрацией с воспроизведением одной или нескольких страниц исследуемых документов (если это возможно), что сделает методы и выводы авторов более наглядными.
К сожалению, это затруднительно сделать в силу сложной ситуации с правами на изображения, размещенные в поисковой системе «Ктив». Некоторые из рукописей (например, пинкас «Братства соблюдающих утро») размещены в виде оцифрованной копии микрофильма, сделанного с рукописи, хранящейся в другой библиотеке; некоторые рукописи были оцифрованы не Национальной библиотекой Израиля, а другими библиотеками, у каждой из которых собственная политика по отношению к определению статуса оцифрованных рукописей и, соответственно, порядку их воспроизведения в статьях. Чтобы смягчить эту ситуацию, в списке литературы даны ссылки, по которым можно ознакомиться не только с библиотечными описаниями рукописей, но и с их полными оцифрованными копиями. Отдельная сноска на стр. 8 (желтая заливка) была добавлена, чтобы прояснить читателю положение.
5. Названия организаций и объединений правильнее было бы приводить в кавычках – например, «Братство соблюдающих утро».
Исправлено, см. стр. 7, 12, 13, 14, 15 (желтая заливка).
В процессе редактуры был дополнен список литературы и, соответственно, изменена его нумерация. Изменения выделены желтой заливкой.

Для цитирования:


Зарубина Е.Д. Пинкасы – записные книжки и пинкасы – книги записей: эволюция и структурно-композиционное оформление. Ориенталистика. 2021;4(5):1199-1218. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-5-1199-1218

For citation:


Zarubina E.D. Pinkas-notebook and pinkas-register book: evolution, structure, and composition. Orientalistica. 2021;4(5):1199-1218. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2021-4-5-1199-1218

Просмотров: 58


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-7043 (Print)
ISSN 2687-0738 (Online)