Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

Откупное соглашение периода правления аббасидского халифа ал-Мутадида (892 г.): извлечение из «Китаб ал-вузара» Хилала ас-Саби

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2020-3-5-1298-1311

Полный текст:

Аннотация

Публикация представляет собой перевод с арабского и комментарии к тексту извлечения из произведения Хилал ас-Саби «Китаб ал-вузара» («Книга о вазирах»), содержащего рассказ об обстоятельствах заключения и условиях откупного соглашения между вазиром халифа ал-Му‘тадида (892–902) и неким Мухаммадом ат-Таи касательно плодородных земель Центрального и Южного Ирака. Рассказ ас-Саби и текст соглашения характеризуют отношения чиновников государственного аппарата и откупщиков налогов в халифате Аббасидов в конце IX в., практику создания коррупционных схем для обогащения чиновников и откупщиков, а также много деталей жизни халифского двора и системы содержания войска в халифате. В предисловии к переводу кратко представлена политическая и экономическая ситуация в халифате в год вступления халифа ал-Му‘тадида на престол и исследуются причины возникновения практики передачи налогов в откуп при аббасидских халифах.

Для цитирования:


Асадов Ф.М. Откупное соглашение периода правления аббасидского халифа ал-Мутадида (892 г.): извлечение из «Китаб ал-вузара» Хилала ас-Саби. Ориенталистика. 2020;3(5):1298-1311. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2020-3-5-1298-1311

For citation:


Asadov F.M. Tax-farming agreement at the reign of the Abbasid caliph al-Muctadid (892 CE): an extract from the Kitāb al-Wuzarā’ by Hilal al-Sabi. Orientalistica. 2020;3(5):1298-1311. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2020-3-5-1298-1311

Введение

После убийства халифа ал-Мутаваккиля в 861 г. на целое десятилетие в халифате наступило время безраздельного господства тюркских гвардейцев в политической жизни империи. Спокойствие в государстве и безопасность самих халифов практически зависели от способности правительства своевременно выплачивать жалованье тюркским воинам [1, c. 55; 2, р. 169–170; 3, р. 89–90].

Подробное изучение свидетельств письменных источников о доходах халифской казны с центральных областей халифата не дает оснований утверждать, что в государстве наблюдались упадок производства и существенное снижение налоговых поступлений на протяжении всего IX в. Доходы государства в это время стабильно держались на уровне 9–10 млн динаров в пересчете натуральных поступлений в золотые монеты, но необходимо иметь в виду, что денежная часть этих налогов была около 1/10 всей суммы [4, с. 62–65]. Поступлений наличных денег, конечно, не хватало на покрытие текущих расходов правительства, в том числе и на выплату жалованья в армии. Государство имело возможность реализовывать натуральную часть дохода на рынке через оптовых контрагентов. Однако это происходило не сразу, да и не всегда было оправданно, поскольку имело смысл придержать зерно до времени сезонного роста цен, а также было необходимо заготавливать его с целью управления кризисными ситуациями на продуктовых рынках.

Расходы на содержание армии в этот период превышали размер денежных налоговых поступлений примерно в два раза [5, с. 12]. Прямое свидетельство этому можно встретить у историка ат-Табари, указывавшего, что расходы на армию составляли 2 млн динаров, и это вдвое превышало поступления хараджа в государстве. Очевидно, что сумма расходов на содержание войска сравнивалась с поступлениями денежной части налога [6, ser. III, s. 1685].

В аббасидское время возможность правительства обеспечивать военные расходы снизилась по сравнению с омаййадским периодом в связи с практическим прекращением завоевательных войн, поскольку военная добыча была также немаловажным источником обеспечения доходов армии. Известны случаи, когда, несмотря на отсутствие средств в казне, воины продолжали нести службу, рассчитывая на богатую добычу во время походов. Бывало, что эти расчеты оправдывались, как это было в 705 г. при походе на Бадгис, когда каждому воину досталось 800 дирхамов [6, ser. II, s. 1144].

Таким образом, аббасидские халифы, несмотря на прежний уровень налоговых поступлений, были более стеснены в средствах для расходов на армию, чем омаййады. Потребность в стабильном поступлении наличных средств после перехода к профессиональной армии и установления денежного содержания для аббасидского войска уже в VIII в. вызвала к жизни широкую практику передачи налоговых обязательств в откуп крупным платежеспособным землевладельцам, а часто и самим военачальникам. Вот наглядное свидетельство этому. Один из самых известных правоведов раннеаббасидского времени Абу Йусуф Йа‘куб б. Ибрахим ал-Ансари (731–798) предупреждает халифа Харуна ар-Рашида не отдавать налоговые округа в откуп: «Я не советую отдавать в откуп (каббала) что-либо из ас-Савада1, или других [земель] страны. Откупщик, если у него будет интерес от сбора хараджа, не преминет притеснять податное население, налагать на них то, что не является их обязательствами, мучить их и несправедливо отбирать у них то, из чего они будут отдавать [налоги]. В этом и подобном этому – разруха для страны и гибель для подданных. Откупщик не заботится их гибелью, думая о своем интересе в откупном соглашении и рассчитывая на большой остаток для себя. Этого он добивается только насилием над налогоплательщиками, сильными побоями, выставлением их на палящем солнце, подвешиванием камней на шею, причинением больших мучений плательщикам хараджа, которых они не заслуживали, вследствие недозволенной Аллахом коррупции» [7, s. 105].

Испытывая трудности в обеспечении своевременных выплат войску, правители и кандидаты на халифский престол непременно искали поддержки всесильных тюркских военачальников, и борьба за трон диктовалась сталкивающимися интересами различных группировок тюркских гвардейцев. Так произошло в 251 г. х. (начался 2 февраля 865 г.), когда тюркские военачальники объединились против всевластия двух других представителей тюркской военной элиты Васифа и Буги аш-Шараби (Младшего). Васиф и Буга бежали из Самарры в Багдад, прихватив с собой халифа ал-Муста‘ина, а тюрки в Самарре присягнули новому халифу ал-Му‘таззу. Последовала разрушительная гражданская война, завершившаяся поражением багдадской группировки [6, ser. III, s. 1537, 1542, 1550]. Становилось очевидным, что подобная анархия невыгодна никому, ибо истощала ресурсы государства, выводила массы простых воинов из подчинения своим военачальникам и грозила опасной дестабилизацией государства.

С воцарением халифа ал-Му‘тамида (870–892) наступает новый период в отношениях между аббасидскими халифами и армией, в которой продолжали доминировать тюркские воины. Представитель династии, брат халифа, сильная личность и талантливый военачальник ал-Муваффак (ум. 891) целиком посвящает себя военной карьере, уступив власть своему брату. Он становится признанным лидером и авторитетом в армии. Тюркская военная знать также идет навстречу, понимая, что сближение с легитимными правителями мусульманского государства лучше обеспечивает их интересы, чем противостояние с ними и зависимость от своих солдат, держащих оружие в руках. Вдвоем с наиболее влиятельным тюркским военачальником Мусой, сыном Буги Старшего, ал-Муваффаку удается дисциплинировать и консолидировать армию. Сын ал-Муваффака следует по стопам отца, выдвигается как сильный военный руководитель и амбициозный политический деятель. Похоронив отца, он практически занимает его место в халифатской иерархии, а через год, после смерти своего дяди халифа ал-Му‘тамида, отодвигает его сына от престола и становится халифом под именем ал-Му‘тадид биллах (892–902) [2, p. 179; 3, p. 142–143].

Конец правления ал-Му‘тамида и халифат ал-Му‘тадида – период временной стабилизации центральной власти. В это время растет престиж института вазиров, все более прибиравших к рукам управление финансами государства. По-прежнему и даже еще острее стоит вопрос обеспечения регулярных денежных поступлений с целью своевременной оплаты новой профессиональной армии. Прежняя практика передачи налогов в откуп самим военачальникам, которые, пользуясь своей безнаказанностью, были более склонны к применению силы для выколачивания налогов, чем иные откупщики, замещается укреплением влияния государственных чиновников, которые сильнее зависели от вазира и от аппарата халифской власти.

Можно предполагать, что уже в конце IX в. определился специальный земельный фонд, называвшийся иктас ал-визара, налоги от которого шли на обеспечение работы центрального правительства. Хилал ас-Саби сообщает, что после первого случая устранения знаменитого вазира Ибн ал-Фурата земли, пожалованные ему из государственной земельной собственности, были переданы его преемнику Мухаммаду б. Убайдаллаху ал-Хакани, а как только был, в свою очередь, устранен ал-Хакани, эти же земли были отданы следующему вазиру ‘Али б. ‘Исе [8, s. 261, 282, 287].

Взошедший на престол халиф ал-Му‘тадид остро нуждался в деньгах для гарантирования выплат войску, поддержавшему его амбиции. Страна была разорена изнурительным восстанием сначала зинджей, чернокожих рабов на юге Ирака, а затем выступлениями хариджитов. Предыдущий вазир Исмаил б. Булбул, служивший отцу ал-Му‘тадида, собрал харадж ас-Савада на год вперед. Положение было тяжелым. Ал-Му‘тадид дает распоряжение своему вазиру Убайдаллаху б. Сулайману найти для покрытия ежедневных расходов на жалованье воинам и служащим при дворе 7 тыс. динаров, что в сумме составило 2,520 млн динаров в год [8, s. 9, 11]. Вазир Убайдаллах б. Сулайман, видимо, плохо представлял себе доходность земель в ас-Саваде. Он обратился к своему опытному сотруднику катибу Абу ал-Фадлю б. Абд ал-Хамиду за советом. Тот посоветовал призвать на помощь братьев Али и Ахмада Ибн ал-Фурат. Братья были умелыми чиновниками, отвечавшими за сбор налогов с ас-Савада при том самом вазире Исмаиле б. Булбуле, который отчасти и был причиной кризиса денежных средств, сумевши собрать налоги сразу на год вперед. Это не пошло ему впрок, ал-Му‘тадид заключил его в темницу сразу после смерти отца, который очень доверял Ибн Булбулу. Последний томился в заключении недолго и скончался в течение года, по-видимому, так и не вернув средства, в присвоении которых обвинялся сыном своего покровителя. Али и Ахмад Ибн ал-Фурат также не избежали карающей руки ал-Му‘тадида и тоже томились в заключении вплоть до описываемого эпизода, когда их познания потребовались новому халифу.

Подробности этой истории сохранил для нас известный писатель и государственный чиновник второй половины Х – первой половины XI в. Абу ал-Хусайн Хилал ибн ал-Мухассин ибн Ибрахим ас-Саби (968–1056), служивший в администрации Буидских правителей Ирака. Хилал ас-Саби происходил из семьи харранских сабиев, последователей одной из местных религий Северной Месопотамии2. Известно, что ас-Саби был автором десяти крупных произведений, из которых сохранилось только четыре. Интересующие нас сведения содержатся в «Книге вазиров», наиболее известном из его трудов, дошедшем до нас лишь в первой части в единственной рукописной копии, хранящейся в Готе. Сохранившаяся часть произведения была издана Х. Ф. Амедрозом в 1904 г. в книге под названием «Тухват ал-умара фи тарих ал-вузара» («Благодеяния амиров в истории вазиров»), включающей также фрагменты «Истории» ас-Саби [8].

Сочинение представляет собой повествование о деятельности четырех вазиров: братьев Али и Ахмада Ибн ал-Фурат, Мухаммада ал-Хакани и ‘Али б. ‘Исы, поочередно возглавлявших правительство при халифе ал-Муктадире (902–932). Известия о братьях Ибн ал-Фурат начинаются с рассказа об их вызволении из тюрьмы при халифе ал-Му‘тадиде с целью содействовать поиску наличных средств для оплаты жалованья солдатам халифского войска и служащим двора. Опытным чиновникам удается найти решение проблемы в обычной практике откупного соглашения. Хилал ас-Саби, находясь на государственной службе, через несколько десятилетий после этих событий находит текст этого откупного соглашения и включает его содержание в свой рассказ о деятельности вазира Абу ал-Хасана ‘Али Ибн ал-Фурата. По правилам откупных соглашений такого рода в договоре перечислялись и источники доходов государства – земли, отдаваемые в откуп, – и статьи расходов, на которые направлялись денежные обязательства, поступающие по договору от контрактора-откупщика.

В документе содержатся многочисленные детали о содержании войска, различных расходах на питание и обмундирование, классификации воинов по их профессиональным качествам и привилегиям. Эти сведения представляют значительный интерес для исследователей организационной структуры и порядка содержания подразделений халифского войска. Специальное исследование и перевод соответствующих разделов текста ас-Саби были предметом отдельной работы автора [10]. И потому многие детали о составе войска из откупного соглашения в данную публикацию не вошли.

Текст откупного соглашения времени вступления халифа ал-Му‘тадида на престол и комментарии ас-Саби к нему позволяют представить процесс согласования и заключения откупного соглашения, его условия, интересы посредников и общую коррупционную обстановку в подобного рода отношениях. Цифры в фигурных скобках указывают на соответствующие страницы издания Х. Ф. Амедроза.

Китаб тухфат ал-умара фи тарих ал-вузара
(перевод)

{9} …Рассказал катиб Абу ал-Фадл б. Абд ал-Хамид3: «Когда Убайдаллах б. Сулайманстал вазиром ал-Му‘тадида би-ллахи5, да смилуется над ним Аллах, а мир был стеснен хариджитами,и всюду утвердилась людская алчность, не хватало продуктов и средств, {10} а харадж ас-СавадаИсмаил ибн Булбулсобрал в один год за два, и в казне не было ни денег, ни ювелирных изделий, потребовалось ему на необходимые расходы 7 тыс. динаров в день. Он оказался не в состоянии обеспечивать их и однажды в своем маджлисе9 при дворе ал-Му‘тадида би-ллахи сказал мне: “Мы застали полное разорение и пустую казну, а халиф только недавно воцарился и до сбора налогов еще далеко. При самой строгой экономии и скромном содержании мне необходимо в день 7 тыс. динаров на расходы двора. Если ты знаешь способ, который мог бы обеспечить меня такими деньгами, то укажи на него”. Я знал несколько способов, которые могли дать лишь половину, и сказал, желая вызволить сыновей ал-Фурата10: “Если ты хочешь, чтобы я доставил тебе эту сумму, и даже больше, то освободи двух сыновей ал-Фурата и возьми их на службу”. Он поднялся, вошел к ал-Му‘тадиду и сказал: “Я недостаточно сведущ в определении доходности земельных участков11, а сыновья ал-Фурата имеют опыт в работе с налоговыми округами и ведают о статьях поступлений с них, у них есть все необходимые для этого знания”. И сказал ему ал-Му‘тадид: “Как же рассчитывать на их добрые намерения, ведь мы причинили им вред и зло и подвергли денежной конфискации?” Сказал он ему: “Если ты соблаговолишь прибегнуть к их услугам и счесть их пригодными, то они могут дать нужные советы”. Тогда сказал ему ал-Му‘тадид: “Они могут объединиться против тебя и посеять раздор между мной и тобою, и тогда тебе судить, сажать ли их в тюрьму или отпустить на волю”. Он удалился и сообщил мне о том, что было. Затем он велел привести Абу ал-Аббаса, подозвал его и сказал: “Я вызволил тебя и содействовал обращению к твоим услугам и твоей помощи. Как ты на это смотришь?”

Он сказал: “Не пожалею сил ради выполнения того, что тебе потребуется, и ради облегчения твоей ноши”12. Раскрыл ему Убайдаллах то, что было у него на уме и рассказал, что его тяготило. Он сказал: “Пусть вазир велит привести Ахмада б. Мухаммада ат-Таи13 и Али ибн Мухаммада, моего брата (он имел в виду Абу ал-Хасана), и оставит меня наедине с ними”.

Убайдаллах сделал это. И уединились Абу ал-Аббас и Абу ал-Хасан и стали вести разговор с ат-Таи о том, чтобы отдать ему в откуп округа Куфы14, ал-Касра15, Верхней и Нижней Барусмы16 и того, что причисляется к ним. И заключили они с ним {11} откупное соглашение о том, что он ежедневно будет вносить из своих денег 7 тыс. динаров, а по истечении месяца еще 6 тыс. динаров. Они взяли с него письменное обязательство об откупе и подтверждение выплаты денег в соответствии с установленными сроками. Они заставили также его включить в ежедневное денежное обязательство их дневное жалованье, а в месячное обязательство – жалованье за один дополнительный для них день17.

И пришли они к Убайдаллаху и передали ему это письменное обязательство. Когда же он ознакомился с ним, сильно обрадовался, вошел к ал-Му‘тадиду и рассказал о сделанном. И тот сказал ему: “Убайдаллах, ты знал их лучше меня. Таких, как они, нельзя терять”. Я нашел ведомость доходов, в которой упоминается Ахмад б. Мухаммад ат-Таи, а также отданные в откуп округа и его обязательства по ежедневным взносам в казну. В ведомости указаны статьи ежедневных расходов. Ниже следует ее копия.

“Сумма договора с Ахмадом б. Мухаммадом ат-Таи, заключенным в первые дни ал-Му‘тадида би-ллахи, да смилуется над ним Аллах, о передаче в откуп орошаемых земель Евфрата и Тигра,18 Джухи,19 Васита и Каскара20, тассуджей Нахр Бука, аз-Зибайна, ал-Калвази, Нахр Бина, ар-Разанайна21 и Хорасанской дороги22 на условиях выплаты в казну ежедневными наличными взносам 2 520 000 динаров. Из них взнос за каждый месяц – 210 тыс. динаров, а за один день – 7 тыс. динаров.

Перечень утвержденных ал-Му‘тадидом би-ллахи, да смилуется над ним Аллах, статей ежедневных расходов, поставленных в условия откупного договора.

Жалованье караульным из числа пеших воинов, а также приданных им привратников и других, включенных в их список. Из месячной суммы 30 тыс. динаров – в день 1 тыс. динаров...

{12} ...Жалованье гулямам, отпущенникам ан-Насыра23, да смилуется над ним Аллах, известным как ал-гилман ал-хасса24. Он включил их в ведомость свободных воинов, чей оплачиваемый месяц равнялся 50 дням, чтобы они не отличались от военачальников и мавали, и никто не думал, что им оказано предпочтение в размерах жалованья, или сокращении срока выплаты. А ранее оплачиваемый месяц для них равнялся 40 дням, но они проявили неучтивость в своих притязаниях, и он поклялся установить им 50 дней в оплачиваемом месяце, что и сделал, и таким было положение вещей. Когда же воцарился ал-Му‘тадид би-ллахи, он присоединил их к свободным и установил их месяц в 60 дней. Среди них его хаджиб25 и помощники хаджиба в количестве 25 человек, пятеро при нем, и двадцать на смене. А если случалось путешествие, близкое или далекое, всем приказывалось быть постоянно рядом, в шатре, или процессии. У них на конюшне были свои лошади, а стоимость фуража вычитывалась из жалованья. Из месячной суммы 60 тыс. динаров – 1 тыс. динаров [в день].

Что касается мамлюков ал-Му‘тадида, то он расположил их во дворце и во внутренних покоях под наблюдением слуг-евнухов и назвал их ал-худжариййа26. Он разрешил им выходить {13} и ездить только с помощниками евнухов.

Жалованье свободных и привилегированных всадников, оплачиваемый месяц которых состоял из 50 дней, а затем был установлен в 90 дней, за что они и были прозваны ат-тис‘иниййа27 […]28 {14} …Оплачиваемый месяц тех, кем он остался доволен и подписал им жалованье, был определен в 90 дней, и были они названы ‘аскар ал-хасса29. Средних он передал Бадру30 для обеспечения порядка на Хорасанской дороге, в Анбаре, Разане, Дакуке, Ханиджане, назвал их ‘аскар ал-хидма31 и определил им оплачиваемый месяц в 120 дней. Низшую категорию Убайдаллах б. Сулайман предписал направить в районы сбора хараджа32 для ускоренного поступления денег в казну, исключив из их числа объездчиков лошадей и тех, кто вызывал враждебность у населения; и распорядился возложить на нахии33 их содержание с выплатой дважды в году, оставить им марафик34, манафис35 и прибыли исключенных из списка и разделить их на тех, кто будет служить с начальником ма‘уны36 Багдада, Васита и Куфы. И назначил он отборным из ат-тис‘иниййа столько же, сколько они получали в дни ан-Насыра с вычетом стоимости ячменя и другого корма лошадям, – а это составляло за каждые 35 дней: для лошади – 4 динара, для мула – 3,5 динара, для осла, предназначенного пешему воину, – 2 динара, а также с вычетом ¾ динара в счет стоимости их пайков и рационов. И достигла сумма, утвержденная для этих ат-тис‘иниййа, 135 тыс. динаров за каждую выплату, а доля каждого из 90 дней составила 1500 динаров.

Жалованье избранным воинам, отобранным из всех подразделений, кого он приметил за воинскую доблесть и неустрашимость из числа мамлюков ан-насириййа, ал-бакджуриййа, ал-йанисиййа, ал-муфлихиййа, ал-азкутегиниййа, ал-кайгалгиййа и ал-кандаджиййа37. Он доверил им сопровождение в пути, входить в его присутственное время и находиться при нем с раннего утра до позднего вечера. И поручил он Рашику ал-Кари38 заботиться об их делах, добиваться удовлетворения из нужд и следить за несением их службы. {15} Их платежный месяц он определил в 70 дней. Из общей суммы в 42 тыс. динаров доля каждого дня составила 600 динаров.

Жалованье поставленным на довольствие в его время всадникам с аскар ал-хидма, прошедшим смотр и переданным Бадру, о чем говорилось выше, и оплачиваемый месяц которых равнялся 120 дням, соответственно тому, что жаловал Ибн Абу Дулаф, правитель Азербайджана39, гилянцам40, – составило в одну выплату 60 тыс. динаров, а за каждый день – 500 динаров. […]41.

{21} …И эти издержки составили в день в соответствии с указанными статьями 7 тыс. динаров. И так продолжалось два {22} года. Потом он велел Убайдаллаху и Бадру, чтобы никто из военачальников и их заместителей не появлялся во дворце в пятницу и среду, так как посреди недели люди нуждаются в отдыхе, улаживании своих дел и занятии тем, что касаемо их лично, а пятница – молитвенный день, и он любил его, потому что отсылал в этот день из канцелярии своего воспитателя. И он обратился к Убайдаллаху, чтобы он в пятницу присутствовал при рассмотрении жалоб низших чинов, а Бадр присутствовал при рассмотрении жалоб высших чинов. Он запретил в эти два дня открывать канцелярию или выносить что-либо на сбор для выплаты жалованья, особенно войску. И было сэкономлено из этих денег 4770 динаров. Из них: плата караульному подразделению – 1000 динаров, ат-тис‘иниййа – 1500 динаров, избранные (ал-мухтарун) – 600 динаров, гилянцам – 500 динаров, различным категориям дворцовых слуг – 120 динаров, шихне полиции42 – 50 динаров.

За восемь дней в каждый месяц это составило 38 160 динаров, а за год – 457 920. И распорядился он, чтобы эти сэкономленные деньги передавались Мунису ал-Хадиму43 для помещения в бейт мал ал-хасса44, чтобы покрывать по мере надобности сезонные расходы, расходы тех, кто отправлялся в летние военные походы, затраты на строительство, ремонт, ликвидацию последствий несчастных случаев и бедствий, на прибывающих иноземных послов и на обмен военнопленными».

 

1. А-Савад – плодородные области Ирака в среднем и нижнем течении рек Тигр и Евфрат.

2. Сабии, о которых имеется смутное упоминание в Коране, по всей видимости, не имели ничего общего с харранскими сабиями, впервые упоминаемыми в арабских источниках о событиях 830 г. [9, c. 124].

3. Абу ал-Фадл б. Абд ал-Хамид – один из секретарей вазира Убайдаллаха ибн Сулаймана.

4. Убайдаллах б. Сулайман (ум. 901) на протяжении десяти лет до самой своей смерти был вазиром халифа ал-Му‘тадида.

5. ал-Му‘тадид би-ллахи – аббасидский халиф (892–902). Продолжил политику своего отца регента ал-Муваффака по укреплению центрального правительства и подчинению тюркских гвардейцев халифской власти.

6. Хариджиты – группа сторонников халифа ‘Али (656–661), которые выступили против него, недовольные его нерешительностью в борьбе против ставленника арабской знати будущего омаййадского халифа Муавии (661–680). Хариджиты были приверженцами наиболее демократических традиций раннего ислама, выступали сторонниками выборности главы общины по заслугам, отвергали принцип династийного наследования власти. Хариджитские восстания длительное время сотрясали Омаййадский халифат (661–750) и находили сочувствующих в самых отдаленных уголках мусульманского мира. В второй половине IX в. хариджитское движение было наиболее активно в Ираке, где на протяжении 30 лет (866–896) длилось восстание в ал-Джазире – Северном Ираке. Именно ал-Му‘тадид смог положить конец хариджитским выступлениям.

7. Харадж – наиболее тяжелый налог на земледельческие угодья, основной вид земельного налога в Ираке. Ас-Савад – см. примеч. 1.

8. Исмаил б. Булбул – вазир ал-Муваффака, брата халифа ал-Му‘тамида и фактического правителя в государстве. После смерти своего покровителя был заключен в тюрьму, где и умер в 892 г.

9. Маджлис – дословно «собрание сидящих». Здесь имеется в виду заседание в рабочей резиденции вазира.

10. Сыновья ал-Фурата. Абу ал-Аббас Ахмад ибн ал-Фурат, старший брат, руководил налоговым ведомством при ал-Му‘тадиде и ал-Муктафи (902–908). Младший брат Абу ал-Хасан ‘Али ибн ал-Фурат прославился как один из самых выдающихся государственных деятелей в истории аббасидского халифата. Он трижды становился вазиром при халифе ал-Муктадире (908–932), был современником и соперником другого знаменитого вазира ‘Али б.Исы.

11. Слово с амал (дело) имеет здесь более конкретное терминологическое значение, обозначает одну из основных функций налогового ведомства – контролировать реальную доходность и размер налога с земельных участков.

12. Согласно традиционной этимологии, слово вазир происходит от слова визр, что означает «ноша, бремя».

13. Ахмад б. Мухаммад ат-Таи. Дополнительных известий о нем в доступных источниках обнаружить не удалось.

14. Куфа – город в среднем течении Евфрата, вырос из военного поселения одной из двух основных баз арабского войска в Ираке.

15. По всей видимости, имеется в виду Каср Ибн Хубайра, один из наиболее крупных городов раннесредневекового Ирака. Город был основан последним омаййадским наместником Ирака Йазидом б. Умаром Ибн Хубайрой. После Х в. город начал приходить в упадок.

16. Верхняя и Нижняя Барусма. Две административно-налоговые единицы (нахии), непосредственно прилегавшие к Багдаду.

17. «...ва истакбала бихи фи ал-муйавамати йаумахума ва фи ал-мушахарати гадахума». Глагол истакбала мы соотносим со значением глагола кабала (брать обязательство о чем-либо, гарантировать что-либо). Предлагаемый перевод не противоречит основному значению десятой породы арабского глагола – «требовать для себя гарантий».

18. В соответствии с административно-хозяйственным делением ас-Савада, земли на запад от Тигра обозначались как Западный берег, земли, орошаемые Евфратом, – они орошались каналами, берущими свое начало из Евфрата. Земли на восточном берегу Тигра обозначались общим названием «Восточный берег» и орошались водами Тигра и Дийалы. Был еще участок, к которому подводились воды обеих рек, он так и значился в источниках – «земли, орошаемые Тигром и Евфратом».

19. Джуха – название канала и земледельческого района на восточном берегу Тигра.

20. Васит и Каскар. Каскаром еще в сасанидское время назывался большой сельскохозяйственный район, который орошался как водами Тигра, так и Евфрата (см. примеч. 18). Васит – город, основанный в конце VII в. и ставший центром этого района. В некоторые периоды Васит и прилегающие к нему земли выделялись в отдельную административно-хозяйственную единицу, в иное время Васит и Каскар указывались как единый район.

21. Тассудж – название административно-налоговой единицы, входившей в состав более крупной, называвшейся кура. Упоминаемые здесь тассуджи располагались на восточном берегу Тигра.

22. Хорасанская дорога – дорога из Багдада в Хорасан, брала свое начало от Хорасанских ворот Круглого города, исторического центра Багдада, заложенного его основателем халифом ал-Мансуром (754–775).

23. Имеется в виду отец халифа ал-Му‘тадида – Абу Ахмад Талха б. Джа‘фар ал-Муваффак (842–891). Он был фактическим правителем в халифате в правление своего брата халифа ал-Му‘тамида (870–892).

24. Ал-гилман ал-хасса – «приближенные гулямы», составлявшие свиту ал-Муваффака, они оплачивались из казны, предназначенной для личных расходов халифа.

25. Хаджиб – начальник штата личных слуг халифа.

26. Ал-худжариййа – от слова худжра (мн. ч. худжар) – «комнаты, покои».

27. Ат-тис‘иниййа – от слова тис‘ин – девяносто.

28. Здесь следует подробный рассказ, как был устроены смотр и состязания для этих воинов и как в соответствии с проявленной воинской квалификацией воины были разделены на две категории, представленные ниже в данном переводе.

29. ‘аскар ал-хасса – «особое (приближенное) войско». Ср. примеч. 24.

30. Абу ан-Наджм Бадр ал-Му‘тадиди (ум. 904) Один из самых доверенных военачальников ал-Му‘тадида. Он состоял при будущем халифе еще в походах против восставших зинджей в период правления ал-Му‘тамида (870–892). Когда в последний год правления халифа ал-Му‘тадида скончался упоминавшийся в этом документе вазир Убайдаллах б. Сулайман, Бадр поддержал его сына ал-Касима и способствовал его назначению вазиром. Ал-Касим стал интриговать против сына ал-Му‘тадида, будущего халифа ал-Муктафи (902–908) и доверил свои планы Бадру в расчете на поддержку армии. Однако Бадр отказался участвовать в заговоре. Когда же ал-Муктафи стал халифом, ал Касим, упреждая возможные разоблачения, распорядился убить Бадра при совершении молитвы.

31. ‘Аскар ал-хидма – «служебное войско».

32. См. примеч. 7.

33. Нахия – административная единица, недостаточно крупная, чтобы быть курой, но по своему положению не подходящая для включения в состав куры в качестве тассуджа.

34. Марафик – перевод слова затруднителен. Этим словом обычно обозначали места общего пользования для членов общины, такие, как места заготовки топлива, выпаса скота и т. п. Возможно, в данном контексте – какие-то формы обеспечения и поощрения, выделявшиеся для всего подразделения, а не для отдельных воинов.

35. Манафи‘ – в отличие от марафик, этим словом могли обозначаться поощрения и награды, предоставляемые воинам индивидуально.

36. Ма‘уна – городская полиция.

37. Мамлюки, находившиеся под началом ан-Насыра, Бакджура (Бек-джура), Муфлихаидр., или принадлежавшие им. Эти подразделения, если не расформировывались, продолжали носить имена своих первых военачальников даже после их смерти.

38. Рашик ал-Кари, или Рашик-чтец. Судя по имени – чиновник, причислявшийся к тому же к категории штатных чтецов Корана.

39. Абу Дулаф ал-Касим ибн ‘Иса ал-‘Иджли (ум. 840). Был поэтом и военачальником при халифах ал-Мамуне (813–833) и ал-Му‘тасиме (833–842). Участвовал в военных операциях против восставших хуррамитов во главе с Бабеком. Назначался наместником в провинцию Джибал. Его потомки, сын ‘Абд ал-‘Азиз и внуки Ахмад и ‘Умар, правили в Азербайджане и Хамадане, а к концу правления династии смогли присоединить к своим владениям и Исфахан, и Нехавенд. Ал-Му‘тадид покончил с правлением этой династии, получившей известность как Дулафиды, в 897 г., сместив последнего ее представителя и назначив нового наместника в Хамадан.

40. Ал-джилиййин – гилянцы. Жители прикаспийской области Гилян в Иране. Правители Азербайджана регулярно привлекали их на военную службу.

41. Далее перечисляются различные категории служащих при дворе: работники почтовой службы, звездочеты, кравчие, сказочники, патрульные, тюремщики, муэдзины, полиция Мадинат ас-Салям (Багдада), служители гарема и другие придворные, на содержание которых предназначались оставшиеся средства из 7 тыс. динаров ежедневных расходов.

42. Шихна полиции – зд.: личный состав полиции.

43. Абу ал-Хасан Мунис ал-Музаффар ал-Хадим (945–933) был гулямом ал-Му‘тадида и, как можно судить по этому сообщению, пользовался его доверием в управлении штатом халифского двора. Расцвет карьеры Муниса приходится на правление халифа алМуктадира (908–932), которого он спас и вернул к власти, подавив дворцовый переворот Ибн ал-Му‘тазза в 908 г.

44. Бейт мал ал-хасса – личная казна халифа.

 

Список литературы

1. Буниятов З. М. Начало господства тюрков в халифате Аббасидов (830–870) // Известия АН Аз.ССР. Серия истории, философии и права. 1969. № 1. С. 51–58.

2. Kennedy H. The Prophet and the Age of the Caliphates: the Islamic Near East from the Sixth to Eleventh Century. [n. p.]: Pearson & Longman; 2004. 419 p.

3. Gordon M. S. The Breaking of a thousand swords. A history of Turkish military in Samarra. (AH 200-275/815-889). Albany: State University of New York Press; 2001. 304 p.

4. Асадов Ф. М. Доходы халифата с Савада в VII–X веках // Народы Азии и Африки: История, экономика, культура. 1987. № 1. С. 55–65.

5. Асадов Ф. М. Армия в социально-экономической системе халифата в VIII – начале Х в. Автореф. дисс. на соиск. ст. канд. истор. наук. Ленинград: Ленинградское отделение ИВ АН СССР; 1987. 19 c.

6. At-Tabari ADMiD. Annales quos scripsit Abu Djafar Mohammad ibn Djarir at- Tabari. Cum Allis edidit M. J. de Goeje. Series I–III. Editio photomechanice iterata. ed. Lugduni Batavorum: E. J. Brill; 1964. (На араб. яз.)

7. Abu Yusuf YbI. Kitab al-Kharaj. al-Qahira: al-Maktabat al-salafiyya wa maktabatuha; 1382 [1962]. 244 p. (На араб. яз.)

8. As-Sabi H. The historical remains of Hilâl al-Sâbi: first part of his Kitab al-wuzara (Gotha Ms. 1756) and fragment of his History 389–393 A. H. (B. M. Ms, add. 19360). Leyden: Brill; 1904. 71,529 p. (На араб. яз.)

9. Аш-Шахрастāни МиАаК. Китāб ал-Милал ва ан-Нихал / Пер. с арабск., введ. и коммент. С. М. Прозоров. М.: Наука; ГРВЛ; 1984. 272 p.

10. Асадов Ф. М. Хилал ас-Саби. Книга вазиров. Извлечение о расходах на содержание армии в Багдаде // Известия АН Азербайджана. Серия истории, философии и права. 1997. № 1–4. С. 149–164.


Об авторе

Фарда Магеррам оглы Асадов
Институт востоковедения им. академика З. М. Буниятова, Национальная академия наук Азербайджана
Азербайджан

Фарда Магеррам оглы Асадов ‒ доктор философских наук, кандидат исторических наук, доцент, заведующий Отделом истории и экономики арабских стран

Баку



Для цитирования:


Асадов Ф.М. Откупное соглашение периода правления аббасидского халифа ал-Мутадида (892 г.): извлечение из «Китаб ал-вузара» Хилала ас-Саби. Ориенталистика. 2020;3(5):1298-1311. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2020-3-5-1298-1311

For citation:


Asadov F.M. Tax-farming agreement at the reign of the Abbasid caliph al-Muctadid (892 CE): an extract from the Kitāb al-Wuzarā’ by Hilal al-Sabi. Orientalistica. 2020;3(5):1298-1311. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2020-3-5-1298-1311

Просмотров: 141


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-7043 (Print)
ISSN 2687-0738 (Online)