Preview

Orientalistica

Расширенный поиск

Ad Orientem. К Востоку!

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2018-1-1-11-16

Полный текст:

Для цитирования:


Андросов В.П. Ad Orientem. К Востоку! Orientalistica. 2018;1(1):11-16. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2018-1-1-11-16

For citation:


Androsov V.P. Ad Orientem! Orientalistica. 2018;1(1):11-16. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2018-1-1-11-16

В год своего 200-летия Институт востоковедения Российской акаде­мии наук (ИВ РАН) совместно со своими партнёрами выпускает в свет новый журнал Orientalistica (параллельное название на русском языке - «Ориенталистика»).

В России в настоящее время крайне мало периодических изданий, освещающих с научных позиций историческое и культурное (в самом широком смысле) наследие Востока: от Марокко до Индонезии и Японии, включая Закавказье, Среднюю Азию, а также российские Северный Кавказ, Поволжье, Сибирь и Дальний Восток. Как опытным специали­стам, так и молодым учёным необходимо издание, ориентированное на открытые дискуссии и публикации по проблемам восточных древно­стей, религий, культур, языков и т. п. В определённой мере Orientalistica и замысливалась для того, чтобы предоставить научному сообществу новые площадки для анализа, систематизации и продвижения результа­тов теоретических и эмпирических исследований в области изучения истории и культуры восточных стран и народов.

Мы полагаем, что и дальнейшее развитие международных отноше­ний невозможно без трезвого, объективного изыскания особенностей Востока, взаимного обогащения знаниями и обмена опытом. Наша зада­ча - изучение этих особенностей, генерация новых знаний, которые будут способствовать решению общих задач. Востоковедные исследова­ния становятся всё более актуальными и в свете феноменальных соци­ально-экономических прорывов некоторых азиатских стран.

Периоды первобытности, древности, Средневековья, Нового време­ни разнятся в разных научных традициях, они и у каждого из народов Востока. Например, учёные спорят, когда в Индии начались Средние века: в VI-VII или в Xll-XIII вв.? Причём учёные-историки Индии в своём большинстве склоняются ко второму варианту, а европейские учёные - к первому. Или: в Монголии эпоха завоеваний XIII-XIV вв. - это древ­ность или Средневековье? А первые два десятилетия ХХ в. - это переход к Новому времени или сразу к современности? Сходная картина в отно­шении Тибета: 50-е годы ХХ в. - это переход от Средневековья к Новому времени или сразу к современности? По-видимому, мы никогда не дадим разумного ответа на эти вопросы, если будем придерживаться европоцентричной модели, согласно которой каждое общество прохо­дит те же этапы своего развития, что и западноевропейские народы и государства. Задача нашего журнала, в частности, - представлять вос­точные культуры в их подлинном многообразии, не втискивая их в узкие рамки заранее заданных шаблонов, что, к сожалению, нередко случалось и случается в востоковедении.

Сознаём ли мы, что Индия не больше похожа на Вьетнам, а Китай - на Кавказ, чем все эти страны вместе на условный «Запад»? Чтобы повернуться на Восток, надо для начала понять, что единого Востока не существует, этим словом привыкли называть очень разные страны, культуры и народы, которые лишь отчасти могут быть описаны в при­вычных нам терминах. Наш журнал будет посвящён знакомству с этими «Востоками» во всём их своеобразии и уникальности, и он, как можно надеяться, будет способствовать лучшему их пониманию в нашей стра­не на всех уровнях, от бытового до уровня принятия высших политиче­ских решений.

Задача учёного - не восторгаться Востоком с его «тайнами», что тоже стало тенденцией последних десятилетий, не поклоняться безоглядно восточным религиям, культуре и искусству, а их исследование, которое при этом не пренебрегает и сопоставлением восточных культур с запад­ными. Мы не собираемся ничего заимствовать или переносить с Востока на Запад или обратно. Наша задача как учёных - изучать каждую культу­ру и традицию в её полноте и своеобразии, в контексте общей истории человечества, умножать знания и передавать их другим, создавая иссле­довательские труды, учебники, читая курсы лекций.

Академический склад ума учёных и учёная среда - это, как правило, закрытое сообщество. Посторонним зачастую не понятно, как можно всю жизнь учиться, как можно посвящать всё своё время предметам, далёким от повседневности. Зачем, к примеру, говорить на языке, кото­рый практически никому не понятен? В результате академическая наука, в особенности та, что не обещает быстрого эффекта для народно­го хозяйства, часто оказывается в небрежении, финансируется по оста­точному принципу или легко приносится в жертву разного рода идеоло­гическим конструкциям и пропагандистским штампам. Но на Востоке, в Азии (как бы ни определяли её границы) расположена большая часть территории Российской Федерации, страны Востока - её многовековые экономические, политические и культурные партнёры (что, кажется, стало осознаваться лишь в последние годы). Из четырёх наиболее рас­пространённых традиционных религий в России три - восточные (ислам, буддизм, иудаизм), да и христианство уходит своими корнями в культуру Ближнего Востока.

Чтобы сотрудничать с Востоком, чтобы быть Востоком или быть мостом между Востоком и Западом, необходимо его хорошо знать, при­чём не только современное состояние политики и экономики восточных стран, но и те корни, основы, которые делают Восток - Востоком.

Здесь встаёт проблема языка описания. Востоковеды разных стран и специализаций наполняют свой язык как латинизмами, англицизмами, так и заимствованиями из языков изучаемой культу­ры, просто потому, что далеко не всем феноменам, понятиям, катего­риям каждой из восточных культур можно найти адекватные соответ­ствия в западных языках. С другой стороны, описывать восточные традиции исключительно в западных терминах означало бы отказы­вать им в своеобразии.

Вынужденно составляется особый новый язык, полностью понят­ный лишь учёным соответствующих специальностей - арабистам, ира­нистам, индологам, китаистам, японистам и т. д. по отдельности. И чем древнее изучаемая культура, чем дольше её история, тем больше её дополнительный словарь, требующий энциклопедических пояснений, составления новых словарей имён, терминов, понятий. Вот одна из научных проблем, которую мы собираемся обсуждать на страницах нашего журнала.

Таким образом, учёные готовят почву для научного подхода к изу­чению наследия каждого исторического народа, в которой его история и культура постигаются в живой взаимосвязи. «С Востока свет», или, как это прозвучало на одном из древнейших языков Запада, Ex Oriente lux - этот девиз, вдохновлённый евангельским повествованием о таин­ственной звезде на Востоке, повторялся так часто, что, кажется, уже почти полностью утратил смысл. Мы готовим себя и других обращать­ся к Востоку - Ad Orientem, к его образам, идеям, текстам, мы стремимся приблизиться к нему во всей полноте, во всём сплетении разноречивых элементов, в их порождении необычных для нас форм общежития, искусства и науки. Это не оговорка: многие большие восточные культу­ры имели собственные научные достижения и способы их описания, со своей терминологией и технической номенклатурой. Западные учёные начали это понимать лишь в последние полвека, а до этого в востокове­дении царил европоцентризм, который, по словам академика Н. И. Конрада, механически переносил категории, открытые в истории и культуре стран Запада, на явления, наблюдаемые в истории и культу­ре стран Востока.

Обогащение нашей науки, общества, культуры знаниями, идеями, образами, текстами во всём их многообразии возможно только при при­ближении к Востоку, к его истории и культуре в их взаимосвязи. И имен­но - через усилия учёных, через их подсказки. Для этого учёным-гумани- тариям нужно работать много и плодотворно, так как белых и серых пятен истории всё ещё больше, чем уже изученных областей.

Восточные духовные течения - иудаизм, восточное христианство, ислам, буддизм (новых направлений), индуизм (преимущественно йога и вайшнавизм), джайнизм, дзэн, бон и т. д. - привлекают всё большее количество россиян, восточная музыка или восточная кухня прочно вошли в быт наших современников. Это ни хорошо, ни плохо, это есте­ственно и является общемировой практикой взаимообмена идеями. Но эти новые религиозные течения мало способствуют пониманию куль­туры стран происхождения, так как их адепты сосредоточены, во-пер­вых, на проповеди, во-вторых, на культово-ритуальной обрядности, и, в-третьих, в них почитаются новые фигуры, малоизвестные или совсем неизвестные на Востоке. Однако, пусть в узко сектантском кругу, но адепты этих течений касаются отдельных элементов восточных куль­тур: строят храмы, монастыри, открывают школы перевода, способ­ствуют изучению языков (санскрита, тибетского, арабского, японского, китайского и корейского). Они переводят тексты духовного наследия, поначалу с английского, а теперь и с оригинальных языков. Таким обра­зом, они немного расширяют сферу интереса к востоковедным науч­ным исследованиям.

Наверное, не просто будет учесть все эти многообразные условия и особенности современной российской гуманитарной и научной аудито­рии, к которой обращён наш журнал. Современной политики и эконо­мики он касаться не будет. История и культура - достаточно широкие понятия, они могут включать в себя многие темы и предметы, напри­мер, обсуждение политических учений прошлого или процессы эконо­мики, сыгравшие определённую роль в истории восточных стран.

Важной темой, несомненно, является вопрос методов исследования и научных подходов. Мы согласны с мнением крупнейшего буддолога, исследователя ваджраяны Кристиана Ведемейера о том, что каждый историк является творцом в изобретении методов исследования, он при­даёт идентичность, значение и функцию повествования (нарратива) немым и безжизненным данным. Модели нарратива фактически служат тому, чтобы структурировать исторические гипотезы в областях хроно­логического мрака, историк же управляет скудными данными, чтобы соответствовать требованиям архетипа нарратива. Таким образом, можно сказать, что каждый серьёзный учёный-гуманитарий является носителем уникальных знаний, и обществу и государству необходимо по достоинству это оценивать.

Отдельный вопрос - тема религии, неотъемлемая часть любой вос­точной культуры, и потому научному религиоведению, безусловно, предоставляется место на страницах журнала. Мы даже готовы обсуж­дать древние и средневековые направления религиозной жизни, на которые ссылаются современные проповедники экзотических учений, стремящиеся придать ореол «глубины веков» своей деятельности. Однако мы не приемлем никакой проповеди и в особенности никакого фанатизма.

Мы также не приемлем и современной сиюминутной политиче­ской игры с востоковедными темами, пусть даже она основана на исто­рических прецедентах. История не диктует современникам формы и модели поведения, не принимает за них готовые решения по модели «так было всегда».

Должным примером для нас могут быть «Записки Восточного отде­ления Русского археологического общества», издававшиеся Российской Императорской Академией наук в конце XIX - начале ХХ в., на материалы этого журнала до сих пор ссылаются современные учёные. Именно такое нестареющее востоковедение является идеалом нашего журнала, девиз которого - Ad Orientem, к Востоку!

Одним из наших партнёров по изданию выступает Институт восточ­ных рукописей РАН (Санкт-Петербург), который имеет общую с ИВ РАН историю, восходящую к образованию в 1818 г. в составе Академии наук Азиатского музея на базе Кунсткамеры; директор Института восточных рукописей - Ирина Фёдоровна Попова, известный историк-китаевед, доктор исторических наук, профессор, является сопредседателем Международного редакционного совета журнала. Другим нашим партнёром стал Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург), возглавляемый генеральным директором Михаилом Борисовичем Пиотровским - академиком РАН, доктором исторических наук, профессором, востоковедом-арабистом, деканом восточного факультета Санкт-Петербургского университета. Михаил Борисович также в качестве сопредседателя Международного редакционного совета будет определять редакцион­ную политику журнала Orientalistica. Замыкает тройку партнёров ИВ РАН по изданию журнала Государственный музей искусства народов Востока (Москва) под руководством генерального директора Александра Всеволодовича Седова, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института востоковедения РАН - третьего сопредседателя редсовета журнала Orientalistica.

Для удобства читателей, авторов опубликованных статей, а также тех, кто хотел бы представить нам свою рукопись для публикации, на сайте издания в сети интернет (по адресу: http://www.orientalistica.com) в открытом доступе будет размещаться архив полнотекстовых статей журнала. Кроме того, Orientalistica присутствует на платформе eLIBRARY.RU - крупнейшей в России электронной библиотеке науч­ных публикаций, интегрированной с Российским индексом научного цитирования (РИНЦ).

Хочу пожелать читателям, авторам, а также редакционному совету и редакционной коллегии журнала доброго пути!

Об авторе

Валерий Павлович Андросов
журнал Orientalistica; Институт востоковедения РАН
Россия


Для цитирования:


Андросов В.П. Ad Orientem. К Востоку! Orientalistica. 2018;1(1):11-16. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2018-1-1-11-16

For citation:


Androsov V.P. Ad Orientem! Orientalistica. 2018;1(1):11-16. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2018-1-1-11-16

Просмотров: 70


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-7043 (Print)
ISSN 2687-0738 (Online)