Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

«Статья с суждениями об управлении» и «Суждения о [периоде] Сражающихся царств»: политико-философские эссе Ли Чжи

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-4-983-1006

Полный текст:

Аннотация

Статья является продолжением исследования раздела «Разнородные произведения» («Цза-шу» 雜述) знаменитой «Книги для сожжения» («Фэнь-шу» 焚書) Ли Чжи (李贄, 1527–1602) и представляет первые переводы политико-философских эссе Ли Чжи «Статья с суждениями об управлении» («Лунь-чжэн пянь» 論政篇) и «Суждения о [периоде] Сражающихся царств» («Чжань-го лунь» 戰國論. Главным идейным посылом данных текстов является представление о том, что методы государственного  управления не являются однозначно и навсегда определенными, но должны варьироваться в зависимости от объекта управления и актуальной изменчивой обстановки.

Для цитирования:


Руденко Н.В. «Статья с суждениями об управлении» и «Суждения о [периоде] Сражающихся царств»: политико-философские эссе Ли Чжи. Ориенталистика. 2019;2(4):983-1006. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-4-983-1006

For citation:


Rudenko N.V. “An Article with the Discourse on Governing” and “A Discourse on the Warring States [Period]”: Political and Philosophical Essays by Li Zhi. Orientalistica. 2019;2(4):983-1006. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-4-983-1006

Философские взгляды и творчество Ли Чжи (Ли Чжо-у, 1527-1602) характеризуются редкой провокативностью и свободомыслием даже на фоне идейного разнообразия эпохи Мин. Его индивидуалистическая риторика, апология проявления естественных эмоций в творчестве и скепсис по отношению к высказываниям Конфуция и мудрецов древ­ности становились в резкую оппозицию как к господствовавшему в госу­дарственной идеологии, строго регламентированному в плане трактов­ки канонических текстов «учению о принципе» (ли-сюэ 理學),так и к убе­ждениям большей части представителей образованного класса, ратовавших за возвращение к древним стандартам в политике и искус­стве. Кроме того, Ли Чжи провоцировал ревнителей общественной мора­ли вызывающими поступками, например принятием в учение как муж­чин, так и женщин, в связи с чем его обвиняли в разврате. В конце концов философ был обвинен императором Чжу И-цзюнем (девиз правления Вань-ли, 1572-1620) в «извращении пути и смущении люда» и заключен в тюрьму, где погиб, вероятно, покончив жизнь самоубийством.

В продолжение опубликованных ранее переводов Ли Чжи (李贄, 1527-1602) [1-3] настоящая статья представляет первый перевод на русский язык двух других эссе Ли Чжи из раздела «Разнородные произ­ведения» («Цза-шу» 雜述)《Книги для сожжения» («Фэнь-шу» 焚書)- «Статьи с суждениями об управлении» («Лунь-чжэн пянь» 論政篇] и «Суждений о [периоде] Сражающихся царств» («Чжань-го лунь» 戰國 論).Эти эссе объединены общей темой 一 проблемами управления госу­дарством: первая посвящена главным образом внутренней политике, вторая - внешней.

«Статья с суждениями об управлении» предположительно была напи­сана в бытность Ли Чжи главой префектуры Яоань (Яоань чжи-фу 姚安知 府)провинции Юньнань в 1580 г., из европейских языков ранее она была переведена лишь на немецкий язык Ф. Гримбергом (к сожалению, на мой взгляд, весьма неудачно) [4, S. 215-218]. Второе эссе было написано не позднее 1588 г. и, помимо «Книги для сожжения», вошло также в «Книгу для сокрытия» («Цан-шу» 藏書)в качестве приложения к биографии Лю Сяна2. Оно было переведено на немецкий язык тем же Ф. Гримбергом [4, S. 228-230] и на английский - Р. Хэндлер-Шпиц [5, p. 89-91].

Данные тексты принадлежат к жанру «суждений» (лунь 論),который наряду с «толкованиями» (шо 說),《разборами» (цзе 解)и «речами» (юй 語)отличается наибольшей философичностью среди всех эссе «Книги». Оригиналы текстов на вэньяне сверены с ксилографом «Книги для сожжения» периода Вань-ли (т.е. не позднее 1620 г.), который хранится в Национальном архиве Японии (полный список китайских текстов из данной коллекции см.: [6]).

Статья с суждениями об управлении

論政篇

Написано для Ло [из] округа Яо,

為羅姚州作

Прежде сего [дня главой сей] области был Ян Дун-ци, а наньчунский Чэнь Цзюнь-ши был этому округу заступником. Вместе с едущим отдельно Чжан Ма-пином и мужем-эрудитом Чэнь Мин-шанем были они выдающимися [деятелями] одного времени - можно сказать, [време­ни] пышного расцвета! Ныне прошло [уже] более тридцати лет, как [вы,] государь, приехали, чтобы стать заступником округа [Яочжоу]. Мы с госу­дарем Чжоу и государем Чжаном все прибыли [сюда] один за другим по порядку. Старейшины украдкой вздыхали в стороне: «Да, разве похо­же это на прежние времена? Как же они величественны, еще пышней, [чем прежде]!».

先是楊東淇為郡,南充陳君實守是州,與別駕張馬平、博士陳名山皆卓 然一時,可謂盛矣!今三十餘年,而君來為州守,予與周君、張君各以次 先後並至。諸父老有從萄竊嘆者曰:“此豈有似於曩時也乎?何其濟濟尤 盛也!”

Вскоре князь Тан сошел с повозки, [прибыв с инспекцией, и принял­ся] вновь и вновь задавать вам вопросы - и всякий раз [в ответ ему] я заявлял: «Все здешние коллеги-чиновники впервые увиделись вновь за [последние] несколько десятков лет. Надеюсь, князь сознательно отнесется к взращиванию [талантов] в верхах, не стоит порождать подо­зрений и недоверия - [этого] уже [будет] достаточно! Лишь я, ведающий префектурой, один [тут] человек никудышный. Пусть так, [но здесь] есть много достойных [стоять] над людьми 一 [они] мне поддержка и подмога. Пусть [я] и никудышный, а [все же] какой с того вред?» Князь Тан выслу­шал мою речь и восхитился ею.

未幾,唐公下車,復爾相問,予乃驟張之曰:“此間官僚皆數十季而一 再見者也,願公加意培植於上,勿生疑貳,足矣。惟余知府一人不類。雖 然,有多賢足以上人,為予夹輔,雖不類,庸何傷?”唐公聞予言而壯之。

Той весной оба приказа отчитались об [исполнении] распоряжения, [вы], государь, и все [прочие] государи в полном составе удостоились благочинного приема. Хоть и никудышен я, а тоже не по заслугам сверх меры [оказался к тому] причастен - позапрошлогодние слова мои в конечном счете соответствовали [действительности]. Именно поэтому составил я [еще] раз эту речь, чтобы поздравить [вас], государь, и всех [других] государей. А ведь всего-то сказал я, что никудышен, дабы так доложить [наверх] о [вас,] государях.

是春,兩臺復命,君與諸君俱蒙禮待。雖予不類,亦竊濫及,前季之 言迨合矣。予固因彙次其語,以為君與諸君賀,而獨言予之不類者,以質 於君焉。

Итак, некогда послушал я обладающих путем-дао и глубоко прочув­ствовал толкование [принципа] «вести народ соотносясь с [его] при­родой»:

蓋佘嘗聞于有道者而深有感于“因性牖民”之說焉。

«Путь-5ао - это дорога, [и она] не ограничивается одной тропою.

Природа - это то, что порождается сердцем, [и она] также не ограни­чивается одной только разновидностью.

夫道者, 路也, 不止一途, 性者,心所生也,亦非止一種已也。

Есть те, кто служит чиновником в землях [инородцев] и желает,

一 чтобы те устремились по той же [дороге], какой прошли они сами;

- чтобы те стали поливать-орошать то же, что они взрастили-воз- делали в самих себе.

有仕於土者,乃以身之所經歷者而欲人之同往,

以己之所種藝者而欲人之同灌漑。

Это [означает]

  • с помощью эталонной политики
  • править неэталонным народом.

Разве [не значит это] закрыть глаза на принцип [здравого смысла]?

是以有方之治 而馭無方之民也。

不亦昧於理歟?

Далее:

Политика благородного мужа укоренена в [собственной] личности, Политика совершенного человека соотнесена с [другими] людьми. То, что укоренено в [собственной] личности, берется непременно у самого себя;

То, что соотнесено с [другими] людьми, незыблемо покорно народу. Эффекты от этих [двух разных] политик, несомненно, будут сами по себе отличаться!

且夫:

君子之治,本諸身者也,

至人之治,因乎人者也。

本諸身者取必于己,

因乎人者恆順於民,

其治效固己異矣。

[Другие] люди и [ты] сам не похожи друг на друга. [И тем не менее:] Наличествует что-то в тебе

一 и ожидаешь, что у [других] людей одинаково будет это наличество­вать;

Отсутствует что-то в тебе

一 и ожидаешь, что у [других] людей одинаково будет это отсут­ствовать.

夫人之與己不相若也。

有諸己矣而望人之同有;

無諸己矣而望人之同無。

Сие не значит, что в сердце твоем нет взаимности,

Однако сие значит, что это [всего лишь]

-наличие - отсутствие [только] одной, [твоей] личности,

一 а не проникновение в наличие - отсутствие [всей] Поднебесной.

А желание создать [из своего] образец [того, что должно] наличе­ствовать и отсутствовать, чтобы упорядочить и выровнять ее, [Поднебесную], есть заблуждение!

此其心非不恕也,

然此乃一身之有無也,

而非通於天下之有無也。

而欲為一切有無之法以整齊之,

惑也!

При такой [политике] будет:

  • обилие директив и поучений,
  • применение наказаний и пыток,

-а в народе с каждым днем будет все больше происшествий.

於是有條教之繁,

有刑法之施,

而民日以多事矣。

Те, кто мудр и достоин, один за другим обращаются к моему поучению. А глупцы и недостойные - удаляются [от него]!

В этом [случае] будут приказы о мечении и отделении благонравного от дурного,

И с тех [пор люди] разделятся на благородных мужей и мелких людей.

Разве не чрезмерным будет [такое] однозначное разделение и не приведет ли оно к тому, что им, [людям,] придется соперничать?

其智而賢者,相率而婦吾之教,

而愚不肖,則遠矣!

於是有旌別淑慝之令,而君子小人從此分矣。

豈非別白太甚,而導之使爭乎?

Совершенный человек - не таков:

Соотносится с теми, кем управляет, не изменяет их обычаев; Покорен их природе, не препятствует их способностям.

至人則不然:因其政不易其俗,

順其性不拂其能。

[Если] услышанное и увиденное [в них] уже устоялось,

[Они] не пожелают искать понимания нового ушами и глазами - Боюсь, они, не пробудившись, испугаются.

[Если] движения - остановки уже успокоились,

[Они] не пожелают утяжелить их наручниками и колодками - Боюсь, [они], запутавшись, повалятся и падут».

聞見熟矣,不欲求知新於耳目,恐其未寤而驚              也。

動止安矣,不欲重之以桎梏,恐其絷而顚且仆也。

Ныне моя политика в префектуре [заключается в следующем:] при­вечать доброе с превеликой взаимностью и ненавидеть злое также с без­мерной строгостью. «Привечать доброе с превеликой взаимностью» - это, похоже, [верно], но «ненавидеть в людях злое с безмерной строго- стью»…как же понять, что в тебе самом нету злого? А тому, кто и на политику, [что основывается на] обращении к [собственной] личности, покуда не способен, куда ж надеяться, что сможет «соотноситься с приро­дой, чтобы вести народ»

今予之治郡也,取善太恕,而疾惡也過嚴。夫取善太恕,似矣,而疾 人之惡,安知己之無惡乎?其於反身之治且未之能也,況望其能因性以牖 民乎?

Вот почему все больше страшусь я [своей] никудышности и во всем опираюсь и полагаюсь на [вас,] государь. Слыхал я, что [вы], государь, родились и выросли в [горах] Цзяньмэнь, а когда возмужали и заступи­ли на службу, пересекли [горы] Тайхуа и в уединении оглядели бескрай­ний простор с пика Хэнъюэ. Неужто там, [в горах,] не оказалось совер­шенного человека, которого можно [только] встретить, но нельзя разы­скать, и не заговорил [он с вами] и не растолковал государю это [искусство вести народ соотносясь с его природой]? [Если] нет - как же удалось [вам] дважды возглавить [этот] скромный округ [Яочжоу] и еди­ножды - [занять должность проницательного в] решениях в [префекту­ре] Хэнчжоу, да [так, что] народ воспевает это и по сей день? Думается, что [вы,] государь, вероятно, встретили такого [совершенного челове­ка] - тогда мои слова были излишними; но если не [встретили] - тогда [то, что] услышал я от обладающих путем-дао, теперь [изложено для вас] во всех подробностях!

予是以益懼不類,而切倚仗於君也。吾聞君生長劎門,旣壯而仕,經太 華,而獨觀昭曠於衡嶽之巔。其中豈無至人可遇而不可求者與君談說及此 乎?不然,何以兩宰疲邑,一判衡州,而民誦之至今也。意者君其,或有所 遇焉,則予言為贅;如其不然,則予之所聞於有道者詳矣!

И все-таки, государь, совпадает ли это с [тем, что в вашем] сердце? Или нет? Ежели, государь, совпадает, то, стало быть, пусть я и никудыш­ный, а [все же] какой с того вред?

君其果有當於心乎?否也?夫君而果有當於心也,則予雖不類,庸何 傷乎?

* * *

«Статья с суждениями об управлении» явственно пропитана даос­скими идеями - мы видим здесь и апологию невмешательства в есте­ственный ход вещей, и протест против соперничества, и образы совер­шенных людей-отшельников, обладающих знанием пути-дао, которых можно только случайно встретить в горах, и т. д. Вероятно, эссе также следует воспринимать как некое обобщение административных устано­вок Ли Чжи, которых он придерживался в реальной практике государ­ственного управления, и, судя по всему, достиг успеха с их помощью. Так, в «Описании округа Яоань» («Яоань чжоу чжи» 姚安州志)сказано, что когда Ли Чжи уезжал, местные жители ложились на дорогу, не давая про­ехать его повозке (цит. по: [8, с. 442]).

Само эссе имеет явно двухслойную структуру. Слой внешний - посла­ние Ли Чжи к своему коллеге-подчиненному, награжденному началь­ством по итогам инспекции префектуры, оно достаточно свободно по форме, почти не содержит скрытых аллюзий (которые будут кратко рассмотрены чуть ниже) и в целом достаточно явно связывается с кон­кретными, служебными, иначе говоря, с профанными, «преходящими» делами. Слой внутренний - «толкование» политики совершенного чело­века - гораздо строже структурирован, содержит множество отсылок к классическим историко-философским текстам и в целом посвящен сакральному, «вечному» - принципам управления государством. Важно отметить, что в структурном отношении эти два слоя соответствуют специфике жанров «суждений» и «толкований» в творчестве Ли Чжи - первые, как правило, гораздо более свободны по форме, чем вторые, и гораздо больше походят на личные рассуждения философа, чем на ретрансляцию объективных истин в манере, максимально приближен­ной к каноническим произведениям.

Доказательство правоты слов мыслителя на этих двух уровнях про­исходит, соответственно, по-разному. На внешнем - через демонстрацию конкретного, реального результата отказа от выпячивания собственно­го, от какого-либо соперничества: Ли Чжи, будучи начальником, прямо признает свою никудышность и отдает лавры всех заслуг своим подчи­ненным, что приводит в итоге к награждению всех инспектируемых лиц. На внутреннем - через апелляцию к авторитетным источникам и схо­жую с этими источниками параллелистичную форму изложения мыслей, через построение абстрактных моделей даосской «политики совершенного человека» и конфуцианской «политики благородного мужа» и их столкновение, в котором неизменно побеждает первая.

За что же Ли Чжи критикует «политику благородного мужа» и поче­му выступает адептом даосского подхода к проблеме управления? На мой взгляд, ключевым здесь является типичный для Ли Чжи протест против насильственной экстраполяции единых стандартов и норм на все многообразие людей, вещей и событий, обладающих собственной уникальной природой. Протест этот, собственно говоря, связан скорее не с любовью к многообразию и плюрализму и уважению к индивидуально­сти (что может сподвигнуть к мысли счесть Ли Чжи философом-индиви- дуалистом или даже эгалитаристом-демократом), а с непримиримым отрицанием всего неподлинного, ненастоящего (для обозначения фило­софских взглядов такого рода я предлагаю использовать термин «оппо­зиционный аутентизм»). Таковым «ненастоящим» здесь являются куль­турно-поведенческие эталоны, навязываемые «благородными мужами» местному населению - ведь для них эти эталоны чужды и не подходят им в силу реально существующих культурных различий. Даосская альтерна­тива - исходить из специфики объекта управления для выбора опти­мальной политики - снимает данную проблему, и таким образом, поли­тика становится в полном смысле этого слова укорененной в реально­сти, настоящей.

Далее последует разбор обнаруженных в тексте скрытых аллюзий.

  1. «Статья с суждениями о политике» (далее - ЛЧП): «Хоть и никуды­шен я, а тоже не по заслугам сверх меры [оказался к тому] причастен - позапрошлогодние слова [мои] в конечном счете соответствовали [действительности]».

雖予不類,亦竊濫及,前季之言迨合矣。

Хань Юй (768-824), «Предисловие [по случаю] проводов праведного князя Ли из округа Ю» («Сун Ю-чжоу Ли дуань-гун сюй» 送幽州李端公 序):«Ныне князь Ли уже с утра до вечера [пребывает] в свите [императо­ра] и, несомненно, во множестве выступает с речами наверху - слова [наши от] первого года в конечном счете соответствовали [действи­тельности]» [9, с. 265].

今李公既朝夕左右,必数数焉为上言,元年之言殆合矣。

Хань Юй, рассказывая о начале службы Ли И в округе Ю (Ю-чжоу 幽 州), приводит состоявшийся между ними разговор, в котором Хань Юй предложил другу положить начало новому 60-летнему циклу стабильно­сти как раз с этого округа, поскольку предшествующий смутный период якобы также начался с него; Ли И поддержал эту идею. Данный разговор состоялся, вероятно, в 806 г., на первом году правления под девизом Юань-хэ (元和)после вступления на престол императора Сянь-цзуна (宪 宗,778-820), т.е. начало 60-летней смуты, скорее всего, было связано с деятельностью Ань Лу-шаня (安禄山,703-757), который стал правите­лем области Фаньян (Фаньян-цзюнь 范陽郡)в том самом округе Ю в 744 г., а примерно через десять лет после этого возглавил знаменитый мятеж против центральной власти (755-763).

Итак, Хань Юй утверждает, что их слова претворились в жизнь благо­даря добросовестной работе Ли И. Ли Чжи также утверждает, что его слова о достоинствах подчиненных соответствовали действительности, посколь­ку те впоследствии удостоились торжественного приема у начальства.

  1. ЛЧП: «Итак, некогда послушал я обладающих путем-дао и глубоко прочувствовал толкование [принципа] “вести народ [так, как] обуслов­лено [его] природой”》

蓋佘嘗聞于有道者而深有感于“因性牖民”之說焉

«Канон стихов» («Ши-цзин» 詩經),раздел «Великие оды» («Да-я» 大 雅),стих «Бесчувственный» («Бань» 板):《О Небеса! народ ведут, как будто флейтой-окариной, как будто яшмовой пластиной, как будто взяли и несут. / Несут - не множась день-деньской, ведут - изменчиво и про­сто / народ карать за что есть вдосталь - но не карай своей рукой» [10, с. 448].

天之牖民、如壎如篪,/如璋如圭、如取如攜。 攜無日益、牖民孔易,/民之多辟、無自立辟。

В нравоучительном произведении «Канона стихов», в котором, согласно «“Стихам” [в редакции] Мао» («Мао-Ши» 毛詩),критикуется последний западночжоуский царь Ли-ван (厲王,годы правления - 841 до н. э.), говорится, что Небо само ведет народ, как будто с помощью музыкальных инструментов и царских регалий, а также о том, что этому процессу свойственна простота - изменчивость (и 易)и, вероятно, отсут­ствие прогрессии в объеме вмешательства Неба. Кроме того, царя предо­стерегают от самочинного введения и применения наказаний. Как видим, это вполне соответствует посылу эссе Ли Чжи: в управлении он предлагает исходить из естественной природы народа (фактически, опи­раясь на Небо как на источник этой природы), а также предупреждает, что при излишнем самоуправстве «будет обилие директив и поучений, применение наказаний и пыток, а в народе с каждым днем будет все больше происшествий».

  1. ЛЧП: «Подобное означает с помощью эталонной политики пра­вить неэталонным народом. Разве [не значит это] закрыть глаза на принцип [здравого смысла]?»

是以有方之治而馭無方之民也。不亦昧於理歟?

«Записки о благопристойности» («Ли-цзи» 禮記),глава «Разбор кано­нов» («Цзин-цзе» 經解):《По этой причине преклоняющиеся перед благо­пристойностью и следующие благопристойности зовутся эталонными учеными мужами, а не преклоняющиеся перед благопристойностью и не следующие благопристойности зовутся неэталонным народом» [11, с. 652].

是故,隆禮由禮,謂之有方之士;不隆禮、不由禮,謂之無方之民。

Ли Чжи, как и в других эссе раннего периода творчества, в скрытой форме выражает скепсис по отношению к конфуцианской категории благопристойности (ли 禮).Если в канонических «Записках о благопри­стойности» порицалось несоответствие народа высоким стандартам благопристойности, то Ли Чжи ставит вопрос диаметрально противопо­ложным образом: нужна ли эталонная политика, если она не подходит для неэталонного народа? Корректны ли стандарты, вступающие в про­тиворечие с естественной действительностью? Ответ однозначный - подобное противоречит принципу здравого смысла (а если учесть, что «принцип» (ли 理) - центральная категория чжусианской философии, шпилька в адрес моралистов-ортодоксов становится еще более язви­тельной).

  1. ЛЧП: «Политика благородного мужа укоренена в [собственной] личности».

君子之治,本諸身者也。

«Срединность и обыденность» («Чжун-юн» 中庸):《Путь-дао благо­родного мужа укоренен в [собственной] личности» [12, с. 125].

君子之道,本诸身…

Отсылка к каноническому конфуцианскому тексту, входящему в «Четверокнижие».

  1. ЛЧП: «Политика совершенного человека обусловлена [другими] людьми».

至人之治,因乎人者也。

«[Трактат] Учителя [из] Хуайнани» («Хуайнань-цзы» 淮南子),глава «Наставление о коренных канонах» («Бэнь-цзин сюнь» 本經訓):«Потому политика совершенного человека такова: сердце с духом совмещено, форма на природу настроена; покоится - и тело благодатно, движется - и принцип проницается. Следует природе собственного естества и пред­посылается неизбежными преображениями; [ей свойственны пустой] пещеры естество и отсутствие воздействия - Поднебесная сама гармони­зируется» [13, с. 422].

故至人之治也,心與神處,形與性調,靜而體德,動而理通。隨自然之 性而緣不得已之化,洞然無為而天下自和。

Конфуцианскому идеалу управления, в котором центральное место отводится активному преобразующему воздействию благородного мужа, Ли Чжи противопоставляет идеал даосский, в котором совершенный человек-правитель не воздействует, а лишь следует естественной приро­де вещей и их изменениям.

  1. ЛЧП: «Наличествует нечто в [тебе] самом - и ожидаешь, что у [дру­гих] людей одинаково будет это наличествовать; отсутствует нечто в [тебе] самом - и ожидаешь, что у [других] людей одинаково будет это отсутствовать. Сие не значит, что в сердце твоем нет взаимности, одна­ко сие значит, что это [всего лишь] наличие - отсутствие [только] одной, [твоей] личности, а не проникновение в наличие - отсутствие [всей] Поднебесной».

有諸己矣而望人之同有;無諸己矣而望人之同無。此其心非不恕也,然 此乃一身之有無也,而非通於天下之有無也。

«Великое учение» («Да-сюэ» 大學):《По этой причине у благородного мужа наличествует нечто в [нем] самом - а [уже] после [он] ищет это в [других] людях; отсутствует нечто в [нем] самом - а [уже] после [он] порицает это в [других] людях. [Чтобы] в том, что хранит [его] личность, не было взаимности и при этом [он был бы] способен втолковать ее [другим] людям - такого еще не бывало» [12, с. 26].

是故君子有諸己而後求諸人,無諸己而後非諸人。所藏乎身不恕,而能 喻諸人者,未之有也。

Ли Чжи почти открыто спорит с «Великим учением», другим конфу­цианским каноном, входящим в «Четверокнижие». Согласно последнему, человек сначала должен взрастить или искоренить что-либо в себе, а уже затем делать то же самое с другими - в этом и заключается «взаимность» (шу 恕).Ли Чжи, однако, считает, что подобная экстраполяция себя на других некорректна вне зависимости от того, обладает сердце человека качеством «взаимности» или нет.

Интересно, что в «[Трактате] Учителя [из] Хуайнани» в главе «Наставления о техниках правителя» («Чжу-шу сюнь» 主術訓)есть схо­жая по содержанию фраза: «По этой причине [если] наличествует нечто в [тебе] самом - не порицай это в [других] людях, отсутствует нечто в [тебе] самом - не ищи этого в [других] людях» [13, с. 501].

是故有諸己不非諸人,無諸己不求諸人。

Тем не менее легко заметить, что даосский императив, в отличие от конфуцианского, негативен: где конфуцианцы говорят о том, как правильно искать и порицать, даосы говорят о том, что искать и порицать не нужно. Таким образом, здесь мы видим продолжение столкновения даосской модели управления с конфуцианской.

  1. ЛЧП: «В этом [случае] будут приказы об отметке-отделении благо­нравного от дурного…》

於是有旌別淑慝之令

«Древнейшие писания» («Шан-шу» 尚書),раздел «Чжоуские писа­ния» («Чжоу-шу» 周書),глава «Предопределение [для князя] Би[-гуна]» («Би-мин» 睾命):《[Чжоуский] царь [Кан-]ван сказал: “О, отец-наставник! Ныне я почтительно предопределяю [вам,] князь, принять [на себя] дело князя Чжоу-гуна, отправляйтесь! Отметьте-отделите благонравное от дурного, покажите ваши селения и общины, обнаружьте доброе и обли­чите злое, воздвигните им [подобающую славу, что разносится] голоса­ми по ветру”» [14, с. 386].

王曰:嗚呼,父師!今予祗命公以周公之事,往哉!旌別淑慝,表厥宅 里,彰善癉惡,樹之風聲。

На данный момент трудно сказать, как следует трактовать эту отсылку, - возможно, она имеет чисто стилистический характер и при­звана придать высокопарность слогу.

  1. ЛЧП: «...и с тех [пор люди] разделятся на благородных мужей и мелких людей».

…而君子小人從此分矣。

«[Трактат] Учителя Чжуана» («Чжуан-цзы» 莊子),глава «Конские копыта» («Ма-ти» 馬蹄):《В эпоху совершенной благодати [люди] едино со зверями и птицами жили, единоплеменно с тьмой вещей сливались - ужели ведомо [им было, кто] благородные мужи, [а кто] мелкие люди?»

«[Когда] настало [время] святомудрых людей, прихрамывание и ковыляние стали гуманностью, а брыкание и хождение на цыпочках - долгом, и в Поднебесной начались сомнения; распущенность и разброд стали музыкой, а заламывание и выкручивание [конечностей] - благо­пристойностью, и в Поднебесной началось разделение» [15, с. 246-247].

夫至德之世,同與禽獸居,族與萬物並,惡乎知君子小人哉? 及至聖人,蹩躉為仁,踶歧為義,而天下始疑矣;澶漫為樂,摘僻為 禮,而天下始分矣。

Ли Чжи высказывает мысль, весьма схожую с идеей даоса Чжуан- цзы: разделение людей по моральному признаку является искусствен­ным и вредоносно для стабильного управления народом.

Суждения о [периоде] Сражающихся царств

戰國論

Прочтя «Стратегии сражающихся царств», я осознал ограничен­ность Лю Цзы-Чжэна. После [периода] Вёсен и осеней наступил [пери­од] Сражающихся царств - коль скоро в ту пору сражались царства, сами собой возникли и стратегии сражающихся царств. Ибо «со [сменой] веков эпох продвигается-перемещается» - непременно таков путь-дао! А раз так, невозможно [было] проводить тогда политику [периода] Вёсен и осеней, это ясно! К чему и заикаться о [политике] эпохи Трех царей?

予讀《戰國策》而知劉子政之陋也。夫春秋之後為戰國,旣為戰國之 時,則自有戰國之策。蓋與世推移,其道必爾。如此者非可以春秋之治治之 也,明矣!況三王之世與!

[Свершения] пяти гегемонов - это дела [периода] Вёсен и осеней. Отчего же пять гегемонов одни процветали в [период] Вёсен и осеней? А оттого, что именно в ту пору [в правящем] доме Чжоу - поскольку [он] захирел - сын Неба был неспособен [воспользоваться] правом на осу­ществление [контроля за] благопристойным ритуалом и музыкой и кара­тельных походов, чтобы держать в повиновении [владетельных особ] чжухоу. Как следствие, среди чжухоу завелись ослушники, [и тогда] мест­ные графья-бо и предводители [общин-]ляней повели за собой [остальных] чжухоу, чтобы наказать тех [ослушников], объединились друг с другом в почитании сына Неба и сообща сплотились в союз. После этого обстановка в Поднебесной вновь вернулась к единству.

五霸者,春秋之事也。夫五霸何以獨盛于春秋也?蓋是時周室旣衰,天 子不能操禮樂征伐之權以號令諸侯。故諸侯有不令者,方伯、連帥率諸侯以 討之,相與尊天子而協同盟,然後天下之勢復合于一。

Это похоже на [то, как если бы] родители заболели и слегли, не в силах выполнять [свои] обязанности, а орава младших устроила бы между собой свару - и некому было бы ее прекратить. [Тогда] среди них нашелся бы достойный сын, который сам стал бы главой семьи и с этого момента воплотил бы в себе роль родителей. По имени он - брат, но в действительности-то - родитель. Хоть [сие и] подобно узурпации роди­тельской власти, но в действительности родители полагаются на него, чтобы [пребывать в] спокойствии, братья полагаются на него, чтобы [пребывать в] гармонии, а вся челядь и прислуга полагается на него, чтобы [крепко] стоять [на ногах], - стало быть, заслуги [его] перед своей семьей велики!

此如父母臥病不能事事,羣小搆爭,莫可禁阻。中有賢子自為家督,遂 起而身父母之任焉。是以名為兄弟,而其實則父母也。雖若侵父母之權, 而實父母賴之以安,兄弟賴之以和,左右僮僕諸人賴之以立,則有勞於厥 家大矣!

Гуань Чжун был советником-сяном [князя] Хуань-[гуна], который, что называется, первым взвалил [на себя] это дело. С этого [времени] пять гегемонов поочередно возвысились: сменяя друг друга на домини­рующей и старшей [позиции], стали [они] царскому дому поддержкой и подмогой, тем самым сберегая и защищая Чжоу. [Подобно] насекомому о ста ногах, потихоньку просуществовала [Чжоу] еще двести сорок с лиш­ним лет - всё [благодаря] заслугам Гуань Чжуна и усилиям пяти гегемо­нов. Чжухоу, в свою очередь, дела пяти гегемонов не сдюжили - и устрем­ления [их] обратились к поглощению Чжоу, а сердца вознамерились [осуществить] слияние [всех земель] воедино, как желал сделать циский [царь] Сюань[-ван]. Рода Цзинь стали тремя [царствами], род Люй - стал [родом] Тянь: среди чжухоу также некому было этого исправить. В таком случае разве могло не дойти [до того, чтобы] сражающиеся цар-

ства стали вербовать хитроумных советников и мужей-стратегов из [земель в] тысячах ли за пределами [этих царств]? Поскольку ситуация тогда [еще] не дошла до слияния воедино [всей Поднебесной], [подоб­ное] не прекращалось.

管仲相桓,所謂首任其事者也。從此五霸迭興,更相雄長,夾輔王室, 以藩屏周。百足之蟲,遲遲復至二百四十餘季者,皆管仲之功,五霸之力 也。諸侯又不能為五霸之事者,於是有志在吞周,心圖混一,如齊宣之所欲 為者焉。晉氏為三,呂氏為田,諸侯亦莫之正也。則安得不遂為戰國而致謀 臣策士于千里之外哉!其勢不至混一,故不止矣。

Лю Цзы-Чжэн тогда, на закате Западной Хань, ощущал, что правя­щему дому [суждено] вскоре погибнуть. Он знал одно лишь вожделение процветания [времен] Трех правителей и не понимал уместности [периода] Сражающихся царств. Его взгляды определенно были непра­вильны! [А что до] тех Бао и У, [что] родились при Сунах и Юанях, - услышанное-увиденное забило [им] нутро, человеколюбие и долг заполонили [им] уши. Ничтожнейшую [их] хулу и похвалу к чему вооб­ще упоминать?

劉子政當西漢之末造,感王室之將毀,徒知羨三王之盛,而不知戰國之 宜。其見固已左矣。彼鮑、吳者生于宋、元之季,聞見塞胸,仁義盈耳,區 區褒贬,何足齒及!

И, [наконец], Цзэн Цзы-Гу - самонадеянности в нем было хоть отбавляй: повсюду заявлял [он], будто сочинения и статьи его укорене­ны в «Шестиканонии»! Упрекал [он] [Лю] Сяна [в том, что тот] «нетвердо верил самому себе» [и] «должен был исправить зловредные толкования». Выходит, и он не понимал, что это за штука такая - «Шестиканоние» - и только таскал [оттуда] хулы и похвалы, дабы сни­мать мерки с [разных] веков. В таком случае сравнить его с Бао и У - все равно что [сравнить царства] Лу и Вэй!

乃曾子固自負不少者也,咸謂其文章本于《六經》矣!乃譏向“自信之 不篤”,“邪說之當正”。則亦不知《六經》為何物,而但竊褒贬以繩世。 則其視鮑與吳亦魯、衞之人矣!

* * *

Как и в предыдущем эссе, Ли Чжи протестует против слепого приме­нения стандартного политического управления в неподходящей для этого ситуации. Мишенью критики здесь выступают те конфуциан­цы-моралисты, что осуждали действия гегемонов и правителей Сражающихся царств в период раздробленности, не учитывая его специ­фики. Учет не только культурно-географической, пространственной (как в случае с жителями Юньнани), но и временной изменчивости мира, таким образом, признается необходимым для выработки корректных методов управления. В результате радикальной переоценки историче­ских событий гегемоны предстают почтительными защитниками леги­тимной царской власти, а осуждающие их историки - глупцами-ханжами.

  1. «Суждения о [периоде] Сражающихся царств» (далее - ЧГЛ): «Ибо “со [сменой] веков продвигается-перемещается” - непременно таков путь-дао!»

蓋與世推移,其道必爾。

«Чуские строфы» («Чу-цы» 楚辭),《Отец-рыбак» («Юй-фу» 漁父) «Святомудрый человек не застывает-увязает в вещах, но способен со [сменой] веков продвигаться-перемещаться» [16, с. 181].

聖人不凝滯於物,而能與世推移。

Идея постоянной изменчивости мира и необходимости адаптации к этим изменениям, как и идеи предыдущего эссе, находятся в согласии с даосскими идеалами - не случайно эту же фразу можно встретить в самом конце «[Трактата] Учителя из Хуайнани» (глава «Абрис важней­шего» («Яо-люэ» 要略)[13, с. 1265]).

  1. ЧГЛ: «С этого [времени] пять гегемонов поочередно возвысились: сменяя друг друга на доминирующей и старшей [позиции], стали [они] царскому дому поддержкой и подмогой, тем самым оградив и при­крыв Чжоу».

從此五霸迭興,更相雄長,夾輔王室,以藩屏周。

«Писания Поздней Хань» («Хоу-Хань шу» 後漢書), глава «Анналы [правления] Гуан-у-ди, ч. 2» («Гуан-у-ди цзи ся» 光武帝紀下):《В древно­сти [практиковалось] сооружение пожалованных [уделов] и [назначе­ние] владетельных особ-чжухоу, [чтобы] тем самым оградить и при­крыть столичное подразделение». Чжоу пожаловало восемь сотен [уде­лов], все однофамильцы-Цзи принялись вместе сооружать уделы, стали дому вана поддержкой и подмогой, почитали Сына Неба и служили [ему], наслаждались вечно долгим [царствованием] в [своих] уделах, оставив последующим поколениям закон-образец» [17, с. 44].

古者封建諸侯,以藩屏京師。周封八百,同姓諸姬並為建國,夾輔王 室,尊事天子,享國永長,為後世法。

Ли Чжи описывает действия гегемонов-ба в положительном ключе с использованием формулировок из «Писаний Поздней Хань». Неявно про­цитированный фрагмент последних посвящен государственному устрой­ству Чжоу в благословенной древности и той роли, которую в этом устройстве занимали чжухоу; следовательно, отсылку стоит понимать как утверждение корректности действий гегемонов, которые, по сути, следовали предписанным им функциям.

  1. ЧГЛ: «[Подобно] насекомому о ста ногах, с горем пополам просу­ществовало [Чжоу] еще двести сорок с лишним лет…》

百足之蟲,遲遲復至二百四十餘季者…

Чэнь Шоу, «Описание [эпохи] Трех государств» («Сань-го чжи» 三國 志),раздел «Вэйские писания» («Вэй шу» 魏書),20-й цзюань: «Ведь гласит молва: “Насекомое о ста ногах [хоть] помрет, [а] не околеет”, ибо поддер­живает его - множество» [18, с. 444].

故語曰:“百足之蟲,至死不彊”,以扶之者眾也。

В приведенном фрагменте из комментария Пэй Сун-чжи цитируют­ся «Вёсны и осени клана Вэй» («Вэй-ши чунь-цю» 魏氏春秋)Цао Цзюна, который сетовал на слабость центральной власти, державшейся лишь за счет правителей областей (что важно, уподобляя эту ситуацию событи­ям чжоуского времени). Ли Чжи, вероятно, также имеет в виду, что, несмотря на свою нежизнеспособность, государство Чжоу по инерции продолжало существовать еще долгое время благодаря поддержке геге­монов. Любопытно, что Чжан Цзянь-е указывает в качестве исходного источника фразы «[Трактат] Учителя из Хуайнани», тогда как там ее не обнаруживается.

  1. ЧГЛ: «Чжухоу, в свою очередь, дела пяти гегемонов не сдюжили - и устремления [их] обратились к поглощению Чжоу, а сердца вознамери­лись [осуществить] слияние [всех земель] воедино, как желал сделать циский [царь] Сюань[-ван]».

諸侯又不能為五霸之事者,於是有志在吞周,心圖混一,如齊宣之所欲 為者焉。

[Трактат] Учителя Мэна («Мэн-цзы» 孟子),глава «Лянский царь Хуэй- ван, ч. 1» («Лян Хуэй-ван шан» 梁惠王上):《Тогда понятно, в чем [состоит] ваше великое желание. Желаете расширить земли [княжества], превра­тить в своих вассалов Цинь и Чу, главенствовать над срединными удела­ми и успокоить инородцев четырех сторон» [19, с. 14] (пер. И. И. Семененко см.: [20, с. 194]).

曰:“然則王之所大欲可知已。欲辟土地,朝秦楚,莅中國而撫四 夷也。”

Приведенный фрагмент - реплика Мэн-цзы из разговора с упомя­нутым Ли Чжи Сюань-ваном (宣王, годы правления 319-301 до н.э.), которому конфуцианец посоветовал для достижения своей цели после­довать пути добродетельного «царского» правления, а не вести войны с соседями.

  1. ЧГЛ: «В таком случае сравнить его с Бао и У - все равно что [срав­нить царства] Лу и Вэй!»

則其視鮑與吳亦魯、衞之人矣!

«Обсужденные-отобранные речи» («Лунь-юй» 論語),глава «Цзы-Лу» 子路:《Учитель сказал: “Управление в Лу и Вэй - [что] старший и млад­ший братья”» [21 с. 190].

子曰:“魯衞之政,兄弟也。”

Ли Чжи, таким образом, утверждает, что критикуемые им Бао Бяо, У Ши-дао и Цзэн Гун - одного поля ягоды.

Об авторе

Н. В. Руденко
Институт востоковедения РАН
Россия
Руденко Николай Владимирович - кандидат философских наук, младший научный сотрудник Отдела Китая.


Список литературы

1. Руденко Н. В. Манифест о свободе благопристойности: «Разъяснение четырех “нельзя”» Ли Чжи. Восток (Oriens). 2018;(1):167–183. DOI: 10.7868/ S0869190818010156.

2. Руденко Н. В. «Суждения о муже и жене» Ли Чжи: Двое на одного, или Инь- Ян против Великого предела. Вопросы философии. 2019;4:153–165. DOI: 10.31857/ S004287440004804-9.

3. Руденко Н. В. «Абрис Чжо-у в суждениях»: Ироничная автобиография Ли Чжи. В: Общество и государство в Китае: материалы 49-й научной конференции, г. Москва, 24–26 апреля 2019 г. М.: ИВ РАН; 2019. Ч. 2.

4. Grimberg Ph. Dem Feuer geweiht: Das Lishi Fenshu des Li Zhi (1527–1602). Uebersetzung, Analyse, Kommentar. Marburg: Tectum Wissenschaftsverlag; 2014.

5. Handler-Spitz R., Lee P., Saussy H. (ed.). A Book to Burn & A Book to Keep (Hidden): Selected Writings of Li Zhi. N.Y.: Columbia University Press; 2016.

6. Цутия Хироси 土屋裕史. То:кансёдзо: Хаяси Радзан кю:дзо:сё (кансэки) кайдай 当館所蔵林羅山旧蔵書 (漢籍) 解題 = Библиография коллекции старых книг Хаяси Радзана (старокитайские сочинения), хранящейся в данной библиотеке. Режим доступа: http://www.archives.go.jp/publication/kita/pdf/kita47_p220.pdf (На яп. яз.)

7. Чжан Цзянь-е 张 建 业 (ред.). Фэнь шу 焚 书 = Книга для сожжения. Т. 1. Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 2018. (На кит. яз.)

8. Чжан Цзянь-е 张建业 (ред.). Ли Чжи цюань цзи чжу 李贽全集注 = Полное комментированное собрание сочинений Ли Чжи. Т. 26: Приложения 附录. Пекин: Шэхуэй кэсюэ вэньсянь чубаньшэ, 2010. (На кит. яз.)

9. Хань Юй 韩愈. «Хань Чан-ли вэнь-цзи» цзяо чжу 韩昌黎文集校注 = «Собрание сочинений Хань Чан-ли» со сверкой и комментариями. Ред. Ма Ци-чан 马 其 昶 . Шанхай: Шанхай гуцзи чубаньшэ; 1986. (На кит. яз.)

10. Чжоу Чжэнь-фу 振甫 (ред.). «Ши-цзин» и-чжу 诗经译注 = «Канон стихов» с пер. и коммент. Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 2002. (На кит. яз.)

11. Ян Тянь-юй 杨天宇 (ред.). «Ли Цзи» и чжу 礼记译注 = «Записки о благопри- стойности» с переводом и комментариями. Шанхай: Шанхай гуцзи чубаньшэ; 2004. (На кит. яз.)

12. Ван Го-сюань 王国轩 (ред.). Да-сюэ, Чжун-юн 大学,中庸 = «Великое уче- ние», «Срединное и обыденное». Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 2007. (На кит. яз.)

13. Лю Ань 刘安. «Хуайнань-цзы» цюань-и 淮南子全译 = [«Трактат] Учителя из Хуайнани» с полным переводом. Ред. Сюй Куан-и 许匡一. Гуйян: Гуйчжоу жэнь- минь чубаньшэ; 1993. (На кит. яз.)

14. Ли Минь 李民, Ван Цзянь 王健 (ред.). «Шан-шу» и чжу 尚书译注 = «Древнейшие писания» с пер. и коммент. Шанхай: Шанхай гуцзи чубаньшэ; 2004. (На кит. яз.)

15. Чэнь Гу-ин 陈鼓应 (ред.). «Чжуан-цзы» цзинь-чжу цзинь-и 庄子今注今译 = «[Трактат] Учителя Чжуана» с современными комментариями и современным переводом. Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 1983. (На кит. яз.)

16. Линь Цзя-ли 林家骊 (ред.). Чу цы 楚辞 = Чуские строфы. Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 2009. (На кит. яз.)

17. Фань Е 范晔. Хоу-Хань шу 后汉书 = Писания Поздней Хань. Коммент. Ли Сянь 李贤. Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 1999. (На кит. яз.)

18. Чэнь Шоу 陈寿. Сань-го чжи 三国志 = Описание [эпохи] Трех государств.Коммент. Пэй Сун-чжи 裴松之. Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 1999. (На кит. яз.)

19. Вань Ли-хуа 万丽华, Лань Сюй 蓝旭 (ред.). Мэн-цзы 孟子 = «[Трактат] Учителя Мэна». Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 2007.

20. Семененко И. И. (пер.) Мэнцзы в новом переводе с классическими коммен- тариями Чжао Ци и Чжу Си. М.: Восточная литература; 2016.

21. Чжан Янь-ин 张燕婴 (ред.). Лунь-юй 论语 = Обсужденные-отобранные речи. Пекин: Чжунхуа шуцзюй; 2006. (На кит. яз.)


Для цитирования:


Руденко Н.В. «Статья с суждениями об управлении» и «Суждения о [периоде] Сражающихся царств»: политико-философские эссе Ли Чжи. Ориенталистика. 2019;2(4):983-1006. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-4-983-1006

For citation:


Rudenko N.V. “An Article with the Discourse on Governing” and “A Discourse on the Warring States [Period]”: Political and Philosophical Essays by Li Zhi. Orientalistica. 2019;2(4):983-1006. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2019-2-4-983-1006

Просмотров: 18


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-7043 (Print)